pagepeople.icu толстушка желает познакомиться | г королев знакомства девушка | знакомства казахстан астана | познакомить с народным декоративным искусством | сайты интернет знакомств | знакомства лейла казань | топ-сайт знакомств для скромных | знакомства кременчуг пентагон | знакомства в городе иркутске | сайт знакомство с иностранцем | сайт знакомств любви нет | казань - челны знакомства | готовые фразы для знакомств в интернете | знакомства пара москва | сайт знакомств миллионеры | лелик знакомства | знакомства украина миргород | знакомства попутчик | сайты знакомств транссексуалов и трансвеститов | топы знакомств
X  Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)
Любовь — это когда хочешь переживать с кем—то все четыре времени года. Когда хочешь бежать с кем-то от весенней грозы под усыпанную цветами сирень, а летом собирать ягоды и купаться в реке. Осенью вместе варить варенье и заклеивать окна от холода. Зимой — помогать пережить насморк и долгие вечера… Рэй Брэдбери

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация ) · Создать почтовый ящик

2 страниц V   1 2 >  
Reply to this topicStart new topic
Известные люди Азербайджана

> Сообщение #1
>
мари
сообщение 18.8.2008, 20:31
>
 
No Avatar

Желанный гость
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 42
Регистрация: 21.2.2009
Пользователь №: 7
Спасибо сказали: 57 раз(а)



Репутация:   0  


Араз Агаларов



Араз Агаларов занимается бизнесом в Москве с конца 1980-х годов. Начинал с торговли обувью и компьютерами. Затем расширил бизнес и занялся продажей товаров класса "люкс", выставочным бизнесом. Основал в 1989 году компанию "Крокус Интернэшнл". Владеет торгово-выставочным комплексом "Крокус Сити", супермаркетом "Твой дом", сетью магазинов "Крокус Москва", бутиками Sergio Rossi, Charles Jordan, Les Coрains, Emanuel Ungaro, Le Silla и др. Оборот в 2003 году - около $220 млн. По версии американского журнала Forbes состояние Араза Агаларова в 2005 году превысило 300 млн. долларов.


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #2
>
мари
сообщение 18.8.2008, 20:58
>
 
No Avatar

Желанный гость
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 42
Регистрация: 21.2.2009
Пользователь №: 7
Спасибо сказали: 57 раз(а)



Репутация:   0  


Вагит Алекперов



Вагит Алекперов, миллиардер, один из самых богатых людей в мире, глава крупнейшей Российской нефтяной компании (ЛУКОЙЛу принадлежит мировое первенство среди частных компаний по запасам нефти, почти четверть российской нефтедобычи, 14% производства нефтепродуктов и крупнейшая среди российских компаний сеть сбыта из двух с половиной тысяч АЗС), был пятым ребенком в семье.


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #3
>
мари
сообщение 19.8.2008, 21:51
>
 
No Avatar

Желанный гость
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 42
Регистрация: 21.2.2009
Пользователь №: 7
Спасибо сказали: 57 раз(а)



Репутация:   0  


Нигяр Гасанзаде

Творчество молодой поэтессы Нигяр Гасанзаде вот уже несколько лет неустанно привлекает внимание истинных любителей литературы. Своей откровенностью, искренностью, умением, казалось бы, сугубо бытовые элементы наделить поэтическим слогом, облечь в рифму окружающую среду, мысли, чувства, переживания человека - она по праву заслужила звание поэта-лирика, поэта-романтика. И, поверьте, в случае с Нигяр - это не просто амплуа, а нечто духовное, живущее в ее сердце, душе, и каждый раз рвущееся на волю. Нигяр - необыкновенно обаятельный человек, сочетающий в себе, казалось бы, два совершенно противоположных типажа: детскую наивность, умиление, звонкий, жизнерадостный смех и внезапную строгость во взгляде, уверенность, силу повидавшей жизнь женщины. Такие же у нее и стихи.





Я хочу, чтобы белая гладь,

Ожидая цветные чернила,

Научилась от счастья рыдать

И пьянела от строк, как от пива.

А стихи - холодочком по коже,

Лаской - лезвием в самую кровь.

И от боли бежать не можешь,

А от сладости пробуешь вновь.





От начала до последней суета,

Над годами постараются года.

Обернусь-ка лучше кошкой,

Чтоб погладили немножко...





Свои стихи Нигяр пишет на русском языке, живет в Лондоне, где успешно покоряет поэтический небосклон: постоянно принимает участие в чтениях, литературных фестивалях, выпустила книгу “Крыльями за горизонт”.

Поводом для встречи с Нигяр Гасанзаде послужил выход на Родине ее новой книги “Под чужими облаками”. По этому случаю она приехала в Баку. Мы часто беседовали с Нигяр о ее книгах, успешных выступлениях, новых произведениях. Но никогда раньше с такой силой у меня не возникало желания представить читателям эту поэтессу в необычном для журналистского жанра письме. Поэзия и бытие настолько пересекаются у Нигяр, что говорить о каждой из этих линий жизни в отдельности просто невозможно.



- Спешу поделиться с вами моей радостью: буквально на днях в свет вышла моя новая книга “Под чужими облаками”. Она была издана при финансовой поддержке Министерства молодежи, спорта и туризма Азербайджана в издательском доме университета “Хазар”, за что я им бесконечно благодарна. Стихи, вошедшие в этот сборник, достаточно новые. Книга была готова еще в прошлом году, просто не было возможности издать ее в Баку, а это было принципиально. Я считаю, что первоначально книга должна появиться на языке оригинала, без чего очень сложно приступать к поиску издателя за рубежом. Уже сегодня она в процессе перевода. Ее англоязычной версией занимается постоянный переводчик моих книг поэт Ричард МакКейн и всемирно известная поэтесса, писательница Элейн Файнштайн.

Должна признаться, что к изданиям книг я отношусь очень серьезно, никогда не гонюсь за количеством, предпочитая качество. Я надеюсь, что сборник “Под чужими облаками” найдет своего читателя, потому что это нечто новое, необычное. Без ложной скромности отмечу, что стихи, вошедшие в эту книгу, уже получили очень лестные отзывы. Но, наверное, самой приятной новостью для меня является перевод моих стихов на азербайджанский язык. В качестве переводчика выступил замечательный поэт Вахид Азиз. Это была очень интересная работа. Творчество Вахид муаллима всегда привлекало мое внимание. Он тонкий поэт, глубокий лирик, его внутрений мир во многом перекликается с моим, поэтому у нас получился замечательный тандем. По крови своей я - азербайджанка, и это, естественно, отражается в литературе, даже несмотря на тот факт, что она представлена на русском языке. Сейчас же слушать и читать стихи на моем родном языке для меня настоящее откровение, тем более что перевод их получился великолепным. Знаете, есть поэты, предпочитающие построчный, дословный перевод, но настоящим я считаю, как сказал Валерий Брюсов: “Стихотворение ты разбиваешь как фиалку в каком-то химическом растворе, а потом заново пытаешься собрать”. Вахид Азиз - один из таких переводчиков, он прекрасно чувствует мою поэзию.



- Вы всего пару недель в Баку, а уже успели выступить с чтениями перед различными аудиториями...



- Совершенно верно. Была организована встреча в Музее им. Низами, где мои стихи звучали на русском, азербайджанском и английском языках. Кроме того, я ответила на вопросы моих читателей. Буквально несколько дней назад по приглашению ректора университета “Хазар” профессора Гамлета Исаханлы я участвовала во встрече со студентами, читала свои стихи. Это было очень интересное для меня мероприятие, потому как я познакомилась со студентами университета, в котором, несмотря на современность, все еще живы и почитаемы традиции литературы, в частности, поэзии. А 24 апреля в Театре песни им. Рашида Бейбутова состоится презентация книги “Под чужими облаками” и одновременно мой творческий вечер, в котором помимо меня стихи будут читать Вахид Азиз и Амина Юсифгызы.



- С нашей последней встречи прошло много времени. Насколько я знаю, в вашей творческой жизни произошло немало интересных событий...



- Пару месяцев назад в Лондоне, в театре Института современного искусства прошел вечер азербайджанской поэзии, на который были приглашены я и замечательная поэтесса Зиба Карбеси. Она родилась в Тебризе, но уже более пятнадцати лет живет в Лондоне, пишет на фарси. В каком-то смысле наши судьбы переплетаются, ибо обе мы по крови азербайджанки, хотя и пишем на иностранных языках. Кстати, этот факт может сам по себе и трагичен, но лично у меня не вызывает какого-то разочарования, ибо история знает массу примеров, когда выдающиеся писатели и поэты создавали свои произведения на не родном языке. В этой связи нельзя не отметить и многих азербайджанских литераторов.

Вечер имел огромный успех: по всему городу были развешаны яркие афиши, выпущены очень поэтичные брошюры со словами: “Два берега реки Араза - и южный, и северный - сливаются сегодня в театре Института современного искусства. Южный Азербайджан - Зиба Карбеси, северный - Нигяр Гасанзаде...”. Поверьте, в назначенный день в зале не было ни одного свободного места. Как я узнала позже, было очень много желающих, которым так и не удалось попасть в театр. Интересной была драматургия вечера, организаторы придали представлению театрализованные элементы. А именно, световые эффекты, оригинальное музыкальное сопровождение (мугамат) и даже наши наряды были в восточном стиле. Кстати, на мероприятии присутствовала делегация из Азербайджана - представители Комитета по работе с азербайджацами, проживающими за рубежом.

Большим событием в своей творческой жизни я считаю перевод моих стихов на английский язык известным поэтом и переводчиком Элейн Файнштайн. Она прославилась как автор переводов биографии и произведений Марины Цветаевой, а также биографии Александра Пушкина. Последняя ее работа, которая скоро выйдет в свет, посвящена Анне Ахматовой, кстати, в этом проекте я выступаю в качестве ее ассистента в работе над русскими текстами.



- Нигяр, наверное, очень сложно сделать выбор в пользу того или иного своего произведения?



- Это не просто сложно, а действительно невозможно. В разные периоды времени, на разных этапах жизни, у каждого из нас совершенно разные пристрастия. Если, к примеру, в возрасте 25 лет я захлебывалась своими стихами из первой книги, то сегодня этого уже не происходит. Лично у меня как автора на определенном этапе жизни возникает несколько пренебрежительное отношение к своим сочинениям. В чем оно заключается: то мгновение, которое сегодня тебе бесконечно дорого, завтра, попав на бумагу, тебя покидает. Ты возвращаешься к этому через какое-то время, вспоминаешь то вдохновение, ощущение, порыв, который тебя подтолкнул на создание этого стихотворения, но оно для тебя уже не актуально.



- Поэзия ведь несет в себе очень много личностного, где-то интимного. У вас никогда не возникало ощущения, что читатель проникает в святая святых - в вашу душу?



- Конечно, было бы глупо это не осознавать. Но как говорила М. Цветаева: “Поэты, как дети, во сне все расскажут”. И это абсолютная правда. В тот момент, когда рождается стихотворение, у тебя не возникает вопросов о том, как к нему отнесется читатель, его оценка, недопонимание. У Цветаевой есть еще одна гениальная фраза: “О вопросах вообще думают только люди”. Смысл этого изречения заключается в том, что поэтесса в некотором смысле не вписывала себя в круг людей, общества. Если же я буду все время контролировать свои ощущения, мысли, то не останется места для поэзии. Это будет просто работа. Меня не шокирует и не пугает возможность проникновения читателя в самую глубину моей души, наоборот, мне это любопытно.



Быть может, не перестрадала?

И слез - не океан, а лужа...

Страницы, говорите, - мало,

Вам мученик с печатью нужен...

Не мною двадцать пять

задуманных мгновений

Глаза прохожих пылью бередят.

Я не носила жертвоприношений

Под алтари - их люди не едят.



- Ассоциации с вашими стихами - искренность, восторженность, любовная драма, женское счастье и, нередко, женское разочарование...



- Характер первого сборника во многом отличается от второго, ибо “Крыльями за горизонт” - это юность, стихи, написанные в 17-21-летнем возрасте. Что же касается женского разочарования, то для меня не существует и понятие женское счастье. На мой взгляд, это два совершенно разных слова. Говорить о счастье и о женщине можно бесконечно.



- Но вы говорите о них с грустью...



- Потому что после каждой минуты покоя наступают совершенно противоположные ощущения. Эти мгновения сегодня есть, а завтра их может не быть. Для меня счастье заключается в том, чтобы уловить этот миг и прочувствовать его до конца. А разочарование, о котором вы говорите, - это осознание некой реальности, которая не всегда приходит в тех красках, что мы себе представляем. Это не разочарование, скорее, ностальгия по тому, что в реальной жизни нам так не хватает. Но даже в грусти я вижу колоссальный потенциал для радости.



Мне хорошо, мне хорошо -

ты веришь?

Верю - верю...

А может и не верю -

слишком сладко.

Что не запомнила - прошло,

И слава Богу без припадка.

Мой день и час - одна улыбка,

Ее бы - да на фотопленку

И, словно золотую рыбку,

Себе под нос, как леденец -

ребенку.



Мне хорошо, вот так бы завтра

Себя побаловать и послезавтра,

Привычкой радости,

условностями света...

Мне хорошо, зови меня... поэтом.





- Как вы думаете, какой предстанет читателям Нигяр Гасанзаде спустя несколько лет?



- Вероятней всего, у меня появится другое отношение к слову, нежели чем в предыдущих книгах. Где-то новее, свежее, старше. То же самое будет происходить и со мной под влиянием будущих лет, поворотов в моей жизни. О том, какой я стану спустя несколько лет, будет легко разобраться, прочитав мои стихи.


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #4
>
kederli qozel
сообщение 30.10.2008, 3:04
>
 


Турецкая подданная
Иконка группы

За особый вклад в развитие форума 2 за 7000 сообщений Администратору форума за неустанный и кропотливый труд за 6000 спасибо С Новым 2014 годом!
Группа: Заслуженный админ
Сообщений: 6595
Регистрация: 21.2.2009
Из: bacu
Пользователь №: 3
Спасибо сказали: 7029 раз(а)

Награды: 5


Репутация:   21  


Шовкет Гасан Кызы Маммедова





Родилась в 1897 году в Тифлисе. Певица (лирико-колоратурное сопрано). Народная артистка СССР. После окончания Тифлисского музыкального училища в 1910 году, продолжила свое образование в Милане. В 1919-21 годах училась в Киевской консерватории, а в 1927-29 годах совершенствовала свое вокальное профессиональное образование в Милане и Париже.



Маммедова Ш.Г. - певица высокой профессиональной культуры, обладавшая голосом теплого, мягкого тембра. Она привнесла на азербайджанскую сцену лучшие традиции мирового вокального искусства. Дебютировала в 1921 году на сцене Азербайджанского государственного театра оперы и балета в партии Виолетты ("Травиата" Верди). В этом театре она спела партии Гюльчохры в "Аршин мал алан" У.Гаджибекова, Гюльзары в "Шах Исмаиле" М.Магомаева, Шахсенем в одноименной опере Глиэра, Розаны в "Севильском цирюльнике" Россини, Антониды в "Иване Сусанине" Глинки и многие другие.





Маммедова Ш.Г. много концертировала: пела в Киеве, Москве, Ленинграде, Одессе, Тбилиси, Тебри-зе, Париже и в других городах. Маммедова Ш.Г. - основательница первого театрального техникума и нотного издательства ч Азербайджане. С 1945 года она преподавала в Азербайджанской государственной консерватории, а с 1949 года - профессор этой консерватории.



Маммедова Шовкет Гасан кызы неоднократно избиралась депутатом Верховного Совета Азербайджана, награждена орденами и медалями. Умерла в 1981 году в Баку.


--------------------
Mən istəyirəm ki,sən biləsən-sevgi mənim ürəyimdə yaşayır.


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #5
>
kederli qozel
сообщение 3.11.2008, 5:11
>
 


Турецкая подданная
Иконка группы

За особый вклад в развитие форума 2 за 7000 сообщений Администратору форума за неустанный и кропотливый труд за 6000 спасибо С Новым 2014 годом!
Группа: Заслуженный админ
Сообщений: 6595
Регистрация: 21.2.2009
Из: bacu
Пользователь №: 3
Спасибо сказали: 7029 раз(а)

Награды: 5


Репутация:   21  






Славный сын Азербайджанского народа Мамед Эмин Расулзаде

31 января 1884 года родился Мамед Эмин Расулзаде.



Будущий лидер Азербайджанского национального движения родился в селе Новханы в семье священнослужителя. Его отец, ахунд Гаджи Алекпер оглу, несмотря на свой сан, отдал своего сына в светскую школу. Мамед Эмин учился во второй «Русско-мусульманской школе», а позже продолжил свою учебу в Бакинском техническом училище, причем на русском языке.



С юношеских лет Мамед Эмина привлекает к себе революционная борьба. В начале своей политической карьеры он увлекается социал-демократическими идеями. Именно он вместе Миргасаном Мовсумовым и Мамедгасаном Гаджинским создает социал-демократическую организацию «Гуммет», отметим, что этот факт долго скрывался советскими историками.



Но после первой русской революции 1905-1907 гг. Расулзаде, разочаровавшись в социал-демократии, становится сторонником национального движения, целью которого было достижение регионального самоуправления для азербайджанцев.



Но послереволюционная реакция царских властей вынудила Расулзаде эмигрировать. Сначала он перебирается в Иран, где активно участвует в Саттарханском движении, становится главным редактором газет «Иране-ноу», «Иране Ахат», и создает Демократическую партию Ирана. Позже современники отмечали, что «именно Расулзаде является основоположником газетного дела европейского образца в Иране». Возросший авторитет Расулзаде заставляет шахский режим выслать его из страны в 1911 году.



Он переезжает в Стамбул. Именно в Турции окончательно формируются политические взгляды Расулзаде. Именно в тот период он обращается к своим единомышленникам в Баку, обосновывая необходимость создания национальной партии. В октябре 1911 года создается партия «Мусават», лидером которой по возвращении из эмиграции в 1913 г. и становится Мамед Эмин.



Именно «Мусават» после Февральской революции становится ведущей политической силой азербайджанцев. Всероссийскую известность Расулзаде получает на съезде тюркских и мусульманских народов в Москве. Несмотря на противодействие некоторых сил, съезд принимает проект о будущем федеральном устройстве России, автором которого был Расулзаде. В октябре 1917 г. партия побеждает на выборах в Бакинский Совет, а в ноябре - на выборах в Учредительное собрание России, набрав около 2/3 голосов всех мусульман Закавказья.



После фиаско Учредительного собрания народы Закавказья для самоуправления создают свой парламент – Сейм. Азербайджанцы в Сейме имели 44 представителя, из них 30 были членами «Мусават». Расулзаде стал руководителем азербайджанской фракции Закавказского парламента.



Идея Закавказской федерации оказалась недееспособной, и в конце мая создались три независимые республики. Азербайджанская фракция Сейма, объявившая себя Национальным Советом, избирает Расулзаде своим председателем. Мамед Эмин исполнял эти полномочия до формирования Азербайджанского парламента, членом которого сам и являлся.



После этого Расулзаде не занимал никаких официальных должностей. Несмотря на это, он являлся самым авторитетным деятелем молодой республики. Многие прогрессивные начинания, в том числе, создание Бакинского Государственного Университета, связаны с его именем.



После красной оккупации Мамед Эмин некоторое время скрывался в горном селе Лахидже. При попытке перейти в еще не оккупированную Грузию, был задержан и перевезен в Баку.



Огромный авторитет Расулзаде в революционных кругах не только России, но и Ирана и Турции усложнили выбор большевиками меры наказания для него. В это время в Баку для участия в работе пленума Бакинского Совета прибывает И.Сталин - давний знакомый и товарищ Расулзаде по первой русской революции. Он освобождает Мамед Эмина из Баиловской тюрьмы и везет с собой в почетную ссылку – в Москву, работать в возглавляемом им Комиссариате по делам национальностей.



В конце 1922 году в результате тайного плана, одобренного нелегальным ЦК «Мусават», Расулзаде уезжает в Петроград, а оттуда через Финский залив перебирается в Финляндию. Скоро он появляется в Турции, где сразу включается в антисоветскую борьбу. Именно благодаря ему, создаются организации азербайджанской политической эмиграции. Кипучая деятельность Расулзаде приводит к тому, что Турция под давлением Советского Союза высылает его из страны. До своего возвращения в Турцию в 1948 году, Расулзаде проживает в странах Восточной Европы, в основном, в Польше и Румынии. В 20-30 годах Расулзаде выпускает журналы «Yeni Qafqasiya», «Azəri türk», «Odlu yurd», «Azərbaycan yurd bilgisi», «Qurtuluş», «Azərbaycan», газеты «Bildiriş», «İstiqlal».



В годы второй мировой войны Расулзаде пытается спасти азербайджанских военнопленных от расстрелов и голодной смерти. Попытки нацистов воспользоваться им в своих целях не удаются. После этого немцы пытаются создать противовес Расулзаде в лице Х.Хасмаммедова, но и эта затея проваливается.



Творческое наследие М.Э.Расулзаде охватывает большой и разносторонний материал. Это - написанные в разные годы сотни статей, книга «Сиявуш нашего века» (Стамбул, 1922), научный труд «Азербайджанский поэт Низами» (Анкара, 1951), «Азербайджанская республика» (Стамбул, 1922), «Современная азербайджанская литература» (Берлин, 1936), «Азербайджанская литература» (Варшава, 1936), книга переводов «Образцы русской литературы» (Стамбул, 1912), переводы рассказов М.Горького (Баку, 1914), книги «Народовластие» (Баку, 1917) и «Какое нам полезно правительство?» (Баку, 1917), «Азербайджан и его независимость» (Париж, 1930), «О пантюркизме» (Париж, 1930), «Современная история Азербайджана» (Анкара, 1951), «Воспоминания о беседах со Сталиным» (Анкара, 1954) и другие.



В последние годы своей жизни великий борец за Азербайджанскую независимость провел в Турции. Несмотря на укрепившуюся мощь и возросший авторитет СССР, он не на минуту не сомневался в неизбежности независимости Азербайджана. Выступая 28 мая 1953 года по «Голосу Америки», Мамед Эмин безапелляционно заявил: «Придет день, и солнце 28 мая вновь взойдет над Родиной».



Мамед Эмин Расулзаде, страдающий сахарным диабетом, скончался 6 марта 1955 года в Анкаре в возрасте 71 года.



Свидетели утверждают, что перед смертью он три раза произнес священное для него слово «Azərbaycan».



Славный сын Азербайджанского народа похоронен на кладбище «Асри» в Анкаре.


--------------------
Mən istəyirəm ki,sən biləsən-sevgi mənim ürəyimdə yaşayır.


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #6
>
kederli qozel
сообщение 31.3.2009, 12:07
>
 


Турецкая подданная
Иконка группы

За особый вклад в развитие форума 2 за 7000 сообщений Администратору форума за неустанный и кропотливый труд за 6000 спасибо С Новым 2014 годом!
Группа: Заслуженный админ
Сообщений: 6595
Регистрация: 21.2.2009
Из: bacu
Пользователь №: 3
Спасибо сказали: 7029 раз(а)

Награды: 5


Репутация:   21  


Бюль-Бюль Рза оглы Мамедов (1897-1961)
Один из самых ярких представителей азербайджанского вокального искусства, Бюль-Бюль Рза оглы Мамедов родился в июне 1897 года в городе Шуше в семье кожевника. Его отец был глубоко верующим человеком и большим любителем религиозных песнопений. Часто эти песнопения он устраивал по вечерам у себя дома, где маленький Муртуза (подлинное имя Бюль-Бюля) пел Суры (разделы) Корана на мотив мугама "Заминхаре". Но мальчика это не увлекало. Он с восхищением слушал пение Джаббара Карягды оглы, Ислама Абдуллаева, Кечачи оглы Мухаммеда и удивительно удачно подражал "карабахским соловьям".
Именно поэтому в народе с тех пор мальчика стали называть Бюль-Бюлем (соловьем). Это имя закрепилось за ним на всю жизнь.С юношеских лет Бюль-Бюль становится украшением карабахских музыкальных вечеров. Присутствовавшие всегда с большим интересом слушали молодого певца.Однажды в квартале Шуши Чухур игралась свадьба. Тарист Мешади Джамиль взял с собой тринадцатилетнего Бюль-Бюля. В последний день свадьбы по просьбе Мешади Джамиля тамада Кербалаи Шукюр разрешил петь Бюль-Бюлю, который в сопровождении Мешади Джамиля спел "Махур".
Восторженные слушатели попросили его спеть и "Карабах шикесте". Но двоюродный брат Бюль-Бюля, сочтя светское пение низменным занятием, обругал юного "ханенде" и даже отвесил ему пощечину. Не стерпев оскорблений фанатичных родственников, Бюль-Бюль вместе с гармонистом Мешади Мусеибом убежал в Гянджу и стал выступать в караван-сараях и чайханах. В то время на свадебных торжествах в Гяндже часто выступали популярные ханенде Мешади Мамед Фарзалиев, Малыбейли Гамид и Муса Шушинский. Они и Бюль-Бюля нередко брали с собой. Эти народные праздники стали для молодого певца первой музыкальной школой.С годами к молодому певцу приходит подлинное мастерство.
Имя Бюль-Бюля становится известным не только в городах и селах родного края, но и за его пределами.При исполнении мугамов Бюль-Бюль подражал знаменитому ханенде Джаббару Карягды оглы. Однажды Джаббар Карягды оглы был приглашен на празднество в Гянджу. Хозяин дома пригласил и Бюль-Бюля но посадил его не среди гостей, а попросил спрятаться в нише. Перед нишей, скрытой занавеской, был поставлен граммофон… Хозяин поставил пластинку с записью "Махура" в исполнении Джаббара Карягды оглы. Когда граммофон умолк, Бюль-Бюль запел "Вилаети" - ту мелодию, которая была записана на обратной стороне пластинки. Великий певец, долго не мог понять, в чем дело, а когда все раскрылось, радости его не было границ. Он предложил Бюль-Бюлю поехать с ним в Баку, чтобы совершенствоваться в своем искусстве. Но жизнь в большом городе пугала Бюль-Бюля, и тот отказался от этого предложения.
В 1915 году Бюль-Бюль получил приглашение Тифлисского благотворительного общества. Молодой певец, впервые выступавший перед требовательной тифлисской публикой, в сопровождении тариста Баладжа Грикора исполнил несколько мугамов и народных песен. Успешное выступление Бюль-Бюля, его прекрасный голос, умение подражать соловьиным трелям восхитили известного грузинского певца Вано Сараджашвили. На приеме, данном после концерта в честь Бюль-Бюля, Вано дал высокую оценку голосу и таланту азербайджанского певца.
Уже в 1916 году Бюль-Бюль был известен во всем Закавказье как профессиональный певец. Летом этого же года он впервые предстал перед зрителями и слушателями в качестве оперного певца. Решив осуществить постановку оперы "Сейфаль Мюлюк", тарист и композитор Мешади Джамиль привлек известнейших певцов, в том числе и своего близкого друга Бюль-Бюля. Народный артист СССР Сидги Рухулла так вспоминал о первом дебюте Бюль-Бюля на оперной сцене."
...Мы очень обрадовались, заметив в молодом певце страстное тяготение к сцене, к артистическому искусству. Я стал заниматься с ним дополнительно. Он увлеченно работал на репетициях, восхищал нас своим чарующим голосом... Бюль-Бюль, выступивший в роли Саадет, обрадовал всех артистизмом и исполнительским мастерством. С того года Бюль-Бюль участвовал в наших постановках опер и оперетт. Бюль-Бюль энергично продолжал сценическую деятельность, неустанно работал над собой и стал любимым артистом и прекрасным певцом".Успешно выступив в опере Мешади Джамиля, Бюль-Бюль в течение нескольких лет гастролирует по городам Закавказья и выступает уже как оперный артист, завоевав себе еще большую популярность среди населения. Так же, как и Сеид Шушинский, он не только отказывался от денег за свое участие в спектаклях, но и сам оказывал материальную помощь артистам. В своих воспоминаниях о сценической деятельности Бюль-Бюля народный артист Азербайджана Мустафа Марданов писал: "В 1916 году ханенде Бюль-Бюль и известный тарист Мешади Джамиль Амиров находились в Эривани. Я и М.С.Кирманшахлы попросили Бюль-Бюля сыграть вместе с нами в спектаклях "Аршин мал алан" и "Асли и Керим". Вначале Бюль-Бюль колебался, но затем согласился, приняв во внимание наше тяжелое материальное положение и просьбу Мешади Джамиля.
Данные нами в Эривани спектакли с участием Бюль-Бюля прошли с большим успехом. Это было первое выступление Бюль-Бюля в оперетте. За труды мы предложили Бюль-Бюлю деньги, но он отказался...".
Бюль-Бюль постоянно искал пути усовершенствования своего искусства, и именно это привело его на студенческую скамью в консерваторию, которая была открыта в 1920 году и называлась "Восточной консерваторией". В октябре 1921 года она была преобразована в Азербайджанскую государственную консерваторию. Бюль-Бюль был одним из первых студентов-азербайджанцев.Студенческие годы (1921 -1927) Бюль-Бюля были полны напряженного труда. Усваивая новые знания, он в то же время закреплял свой творческий опыт, постоянно принимая участие в восточных концертах и оперных постановках. Бюль-Бюль пел даже в антрактах между действиями в театре "Сатир-Агит".
В феврале 1921 года он вместе с таристом Ширин Ахундовым выступал в антрактах между действиями спектаклей "Свадьба Мешади Ибада в Париже" С.С.Ахундова и "Суд над Сабиром" Г.А.Аббасова. Газета "Бакинский рабочий" писала: "Выступления артиста Бюль-Бюля проходят с большим успехом. Число зрителей, посещающих театр, необычайно возросло".Годы учебы у профессоров Поляева, В.Никольского и Н.Сперанского значительно расширили кругозор певца: он познакомился с классической русской и европейской вокальной музыкой. В 1924-1927 гг. Бюль-Бюль вместе с таристом Симоном Каспаровым и кеманчистом Гришей Бабаловым совершил несколько гастрольных поездок по городам Советского Союза. Бывая в Москве и Ленинграде, он каждый свободный вечер посвящал посещению театров и концертных залов. Слушая русских певцов, Бюль-Бюль стремился проникнуть в секреты их исполнительского мастерства. Он познакомился с известным русским певцом Леонидом Собиновым и композитором Р.Глиэром. В своих воспоминаниях Бюль-Бюль так писал о приезде Собинова в Баку (1924): "Я не мог насытиться, слушая его. В дни пребывания Собинова в Баку я не пропустил ни одной его репетиции или спектакля".
В 1927 году Бюль-Бюль едет в Италию, где проводит четыре года (1927-1931), занимаясь с такими известными в то время музыкантами, как Ансельми, Грани. Во время своего пребывания в Милане Бюль-Бюль знакомится с творчеством выдающихся итальянских певцов, выступавших в то время на сцене театра "Ла Скала".Особенно большое влияние оказали на него выступления великого русского певца Ф.И.Шаляпина. Всегда с большой любовью отзывающийся о Шаляпине, Бюль-Бюль вспоминает, как он впервые слушал этого гениального певца: "...Однажды я узнал, что Шаляпин будет выступать в театре "Ла Скала" в спектакле "Борис Годунов". Партию Бориса, Шаляпин пел на русском и на итальянском языках. Я купил дорогой билет, чтобы видеть и слушать этого изумительного артиста. Шаляпин пел в этот вечер просто потрясающе... Всю ночь после спектакля я не знал покоя, воочию увидев недосягаемый образец и убедившись в неограниченности человеческого гения и умения.
Слушая Шаляпина, я понял, что только певец, владеющий вокальной техникой на протяжении всего диапазона своего голоса, филированием звука, комбинированием диафрагмического дыхания с гармоническим переходом от головного регистра к грудному и от грудного к головному может считаться мастером вокального искусства.И дальше я не пропустил ни одного спектакля, ни одного концерта Шаляпина в Милане. Ну, а что касается "Бориса", то я слушал его с участием Шаляпина 14 раз. И каждый раз делал какие-то новые "открытия", очень полезные для моего творчества, очень нужные мне для будущей деятельности, которые стали для меня большой школой, творческой лабораторией, научили меня побеждать трудности, встречающиеся в мире искусства".
Глубоко изучая в Италии музыку народов Европы, певец не оторвался от родной почвы. Возвратившись из Италии, в октябре 1931 года Бюль-Бюль выступил с концертом перед своими земляками. Газета "Коммунист" сообщала: "26 октября состоится концерт тюркского оперного артиста Бюль-Бюля, возвратившегося в Баку из Италии, где он учился в течение четырех лет. В настоящее время это единственный тюркский оперный артист с законченным музыкальным образованием. Перед возвращением на родину Бюль-Бюлю предложили остаться в Милане, но он отказался от этого предложения и вернулся в Азербайджан. В предстоящем 26 числа концерте Бюль-Бюль исполнит арии из опер "Травиата", "Шахсенем", "Джоконда", "Кармен", "Африканка", "Луиза Миллер", "Тоска" и других. Кроме того, Бюль-Бюль будет петь итальянские и тюркские песни".
Концерт Бюль-Бюля прошел очень успешно. Отрывки из опер он пел на итальянском языке необычайно чисто и мелодично. Слушая его, можно было подумать, что поет итальянец. В декабре 1931 года Бюль-Бюль выступает в Азербайджанской консерватории с докладом на тему: "Применение метода диафрагмированного голоса в исполнении тюркских народных песен". Этим докладом Бюль-Бюль очень заинтересовал Узеира Гаджибекова. В одном из своих выступлений композитор говорил: "...Сегодняшнее (14 декабря 1931 года) выступление Бюль-Бюля очень ценно, потому что, к примеру, лично я пришел к определенному выводу в вопросе воспитания студентов консерватории. Наряду с докладом Бюль-Бюля, меня интересует его пение. Я очень рад, что Бюль-Бюль с первых шагов смог приобщиться к европейской вокальной культуре. Что я могу сказать о пении Бюль-Бюля? Слушая его концерт, я был очарован. Идя в театр, я боялся, что концерт пройдет неинтересно. Однако, когда артист, серьезно изучивший вокальную культуру, так прекрасно поет, то получаешь подлинное наслаждение. Не могу сказать, что всем нравится европейская манера пения Бюль-Бюля, но мне нравится. Затрудняюсь сказать: он в восточной манере поет столь прекрасно оттого, что побывал в Европе, или же есть другие причины, дающие ему возможность превосходно петь восточные песни? Если бы кто-то, подобно Бюль-Бюлю, тоже получил бы образование в Европе, но был совершенно не знаком с мугаматом, то, по моему мнению, он мог бы очень хорошо петь только европейские мелодии. Значит, превосходство Бюль-Бюля в том, что он - оставим пока в стороне вопрос о пении грудью, горлом - кроме всего прочего, овладел исполнительской культурой...
Исполнители, получившие такое музыкальное воспитание, как Бюль-Бюль, умеющие петь в восточной манере, для оперы и концертов станут ценными кадрами".Исполнение Бюль-Бюлем арий и романсов на азербайджанском и итальянском языках удовлетворяло в то время не всех ценителей музыки. Некоторые из них обвиняли певца в нарушении правил восточного пения, заявляли, что он отходит от национальной музыки.Однако эти "обвинители" вскоре приумолкли. Причиной этому послужили несколько концертов, данных Бюль-Бюлем летом 1933 года в Доме обороны (в Государственной филармонии). На концертах присутствовали самые взыскательные любители музыки, артисты и музыковеды. Выступая, Бюль-Бюль обычно вначале исполнял арии из русских и западноевропейских опер, а затем переходил к произведениям азербайджанской народной музыки. На первом же концерте Бюль-Бюль спел несколько классических мугамов и старинных народных песен с таким мастерством и совершенством, что не только благожелательно настроенные слушатели, но и выступавшие против Бюль-Бюля невольно были покорены. Бюль-Бюль с большим вдохновением и любовью исполнял старинные азербайджанские песни и теснифы. Никто из предшествовавших певцов не мог так искусно петь "Сусенсумбуль", "Яхан-дуймеле", "Галада ятмыш идим", "Мехрибаным", "Иннабы".
Особенно мастерски пел он теснифы "Раст", "Сегях" и "Шур", так что даже высокоталантливые певцы подчас не брались за исполнение этих песен и мугамов, говоря что "на них лежит печать Бюль-Бюля".
К тому времени Бюль-Бюль был широко известен за границей и как замечательный исполнитель народных песен и как оперный певец. В 1937 году в истории азербайджанской музыки произошло значительное событие. Композитор Узеир Гаджибеков представил оперному театру для постановки свое выдающееся произведение - героическую оперу "Кёр-оглы". Композитор неоднократно отмечал, что создавая свое произведение, рассчитывал прежде всего на Бюль-Бюля. В исполнении Бюль-Бюля Кёр-оглы не только герой, являющийся опорой бедняков и беззащитных, ведущий беспощадную борьбу против захватчиков, но и замечательный народный ашуг; эмоциональное воздействие этого образа чрезвычайно велико. И не удивительно, что когда разговор заходит об опере "Кёр-оглы", мы всякий раз вспоминаем Бюль-Бюля.Выдающийся артист, Бюль-Бюль был известен не только своим вокальным мастерством.
Он был талантливым педагогом, глубоко эрудированным ученым, отличным знатоком восточной музыки, выдающимся организатором. В течение долгих лет он был профессором Азербайджанской государственной консерватории и вырастил многих талантливых певцов, создав в Азербайджане целую вокальную школу. Бюль-Бюль был одним из основателей Института искусства и архитектуры Академии наук республики. Кроме того, ему принадлежит ряд научных работ, которые являются неоценимым подспорьем для тех, кто изучает и исследует историю музыкальной культуры Азербайджана.Высоко ценя оригинальность звучания азербайджанских народных инструментов, Бюль-Бюль много сил отдал подготовке к печати таких учебных пособий, как "Школа тара", "Школа кяманчи", "Школа балабана". По его инициативе были записаны на фоновалик 300 песен и теснифов в исполнении Джаббара Карягды оглы.
С 1932 года Бюль-Бюль руководил научно-исследовательским музыкальным кабинетом Азербайджанской государственной консерватории. Он принимал непосредственное участие в собирании лучших образцов азербайджанского музыкального фольклора. Под его руководством собрано и расшифровано свыше тысячи народных мелодий. Среди этих материалов виднейшее место занимает творчество ашугов. Кроме того, записаны воспоминания о многих видных деятелях азербайджанской музыки.Народный писатель Азербайджана Мирза Ибрагимов, хорошо знакомый с творчеством Бюль-Бюля и всегда высоко ценивший его мастерство, писал:
"...Бюль-Бюль, объединив лучшие стороны певческого и ашугского искусства, веками развивающегося в Азербайджане, с достижениями классической вокальной школы, создал неповторимое притягательное искусство. Бюль-Бюль исполняет с необыкновенным мастерством и азербайджанские народные мелодии, и мугамы, и арии из современных опер".В 1938 году в Москве состоялась первая Декада азербайджанского искусства. В эти дни на страницах столичных газет публиковались восторженные отзывы о прекрасном голосе и артистическом мастерстве Бюль-Бюля. Его творчество высоко оценивали такие видные деятели искусства, как К.Станиславский, С.Самосуд, А.Нежданова, И.Козловский, С.Лемешев, С.Прокофьев, Д.Шостакович, А.Хачатурян. В эти дни за выдающиеся заслуги в деле развития азербайджанского вокального искусства Бюль-Бюлю было присвоено звание народного артиста СССР.Триумфальными были его выступления и в дни Декады азербайджанской литературы в Москве в 1940 году. Писательница Мариэтта Шагинян, присутствовавшая на концерте азербайджанских мастеров искусства, состоявшемся в клубе Союза писателей, писала: "15 мая в клубе Союза советских писателей состоялась встреча азербайджанских и московских писателей, прошедшая в обстановке товарищеской искренности и ставшая ярким праздником.
...Бесконечно слышатся звуки музыки... Мы получаем удовольствие, слушая прекрасные песни азербайджанского народа в исполнении Бюль-Бюля".Возвратившись из Москвы, Бюль-Бюль с новыми силами отдался преподавательской работе. В марте 1941 года в Баку прошла всесоюзная конференция по вопросам подготовки вокальных кадров, на которой педагогическая деятельность Бюль-Бюля получила самую высокую оценку.После совещания Бюль-Бюль составляет новые творческие планы... Однако их осуществлению помешала война, в годы которой он вел активную концертную деятельность, выступая перед воинами Советской Армии и воодушевляя их на новые подвиги.
В 1943 году группа азербайджанских артистов, художественным руководителем которой был Бюль-Бюль, совершила поездку на Брянский фронт. За полтора месяца бригада дала 38 концертов, 25 из которых прошли прямо на передовой. Политическое управление Брянского фронта в отзыве о работе бригады писало: "Программа данных бригадой концертов привлекает внимание своим национальным колоритом, высокой культурой исполнительского мастерства. Выступления бригады превратились в демонстрацию великого единства и братства народов СССР, ведущих освободительную войну против гитлеровской Германии".Возвращаясь с фронта на родину, труппа артистов, руководимая Бюль-Бюлем, заехала в Москву. Несмотря на все тяготы военных дней, москвичи, как всегда, восторженно встретили азербайджанских артистов. Бюль-Бюль выступил в Колонном зале Дома Союзов с большой программой.
По приезде в Баку Бюль-Бюль организовал новую концертную бригаду и выехал на гастроли в районы Азербайджана. Три месяца в различных городах и селах бригада выступала перед трудящимися. Собранные с концертов 60 тысяч рублей были посланы в фонд обороны.После недолгого перерыва Бюль-Бюль вновь выехал на гастроли, теперь уже в Ереван, где выступил с партией Саро в опере "Ануш" армянского композитора А.Тиграняна, и со своей коронной партией - партией Кёр-оглы. Кроме того, Бюль-Бюль дал несколько концертов в военных госпиталях. Любовь армянского народа к творчеству этого замечательного певца выражена в письме Бюль-Бюлю народной артистки СССР Айкануш Даниелян, которая писала: "Самое великое удовлетворение для артиста-художника - это любовь и признание народа. Вы это имеете в полной, мере. Вы принадлежите всем, ибо ваше искусство идет из сердца, большого человеческого сердца".Тепло встретили выступление Бюль-Бюля и грузинские любители музыки, когда 24 декабря 1944 года в Тбилиси, на Декаде советской музыки закавказских народов, состоялся вечер мастеров азербайджанского искусства.
Бюль-Бюль был близким другом многих азербайджанских композиторов и страстным пропагандистом их произведений. Велики заслуги певца в деле популяризации вокальных произведений Ниязи, Кара Караева, Тофика Кулиева, Сеида Рустамова и многих других. Кара Караев писал: "Композиторы Азербайджана многим обязаны чудесному художнику, Бюль-Бюль был страстным пропагандистом нашего творчества - это был глашатай нашей музыки, борец за ее успехи и признание. Он был не только мудрым советчиком, учителем, но инициатором создания многих произведений в самых различных жанрах и масштабах - от простой массовой песни до-крупных, ныне общепризнанных симфонических произведений и опер. И его требовательность, высокая мера, с которой он подходил к нашей работе, поразительное чутье и непримиримость к малейшим недостаткам являлись для нас критерием в творческой работе".
Видному азербайджанскому композитору Фикрету Амирову Бюль-Бюль оказал большую помощь при создании им симфонических мугамов. В одной из своих статей Фикрет Амиров писал: "... моя творческая жизнь более всего связана с Бюль-Бюлем. Бюль-Бюля можно сравнить с ненаписанной, глубоко содержательной, живой книгой об азербайджанской музыке. Изучая тонкости азербайджанской музыки, я часто обращался к этой книге. До сих пор ближайшим другом и советником всего, что мной написано, был Бюль-Бюль. Неоценимой была его помощь при создании симфонических мугамов. "Шур" и "Кюрд-овшары". Именно Бюль-Бюль настоял на том, чтобы я написал музыкальные комедии...".
В декабре 1957 года азербайджанский народ торжественно отметил 60-летие со дня рождения и 40-летие сценической деятельности Бюль-Бюля. Со всех концов нашей страны съехались в Баку прославленные музыканты, певцы, артисты и музыковеды,, чтобы поздравить замечательного азербайджанского певца. В дни юбилея Азербайджанская государственная консерватория, Государственный театр оперы и балета имени М. Ф. Ахундова и Институт архитектуры и искусства провели совместную научную сессию, посвященную творчеству Бюль-Бюля. В адрес юбиляра со всех концов нашей страны поступили сотни поздравительных писем и телеграмм от таких видных представителей искусства, как С.Лемешев, Вано Мурадели, И.Козловский, Акакий Хорава, Давид Ойстрах, Л.Утесов, Шара Талян, Верико Анджапаридзе, Татевик Сазандарян и многих других.
В 1959 году на Декаде азербайджанского искусства в Москве жители столицы вновь встретились с Бюль-Бюлем, который, несмотря на свои 62 года, великолепно пел и держался на сцене. Композитор В.Соловьев-Седой, слушавший пение Бюль-Бюля и в 1938 и в 1959 годах, так говорил о своих впечатлениях: "Мое знакомство с "Кёр-оглы" состоялось на Первой азербайджанской декаде. Народный артист СССР Бюль-Бюль поразил меня тогда до крайности. В настоящее время он исполняет арии Кёр-оглы с таким же совершенством, как и 20 лет назад. Его прекрасный голос и артистическое мастерство совершенно не изменились"Возвратившись после декады в Баку, Бюль-Бюль продолжал жить напряженной творческой жизнью - часто выступал с концертами, сделал доклад на третьем съезде ашугов Азербайджана.
Летом 1961 года Бюль-Бюль отправился с гастролями в Карабах, откуда потом заехал в Шушу - колыбель азербайджанских ханенде, где выступил с несколькими концертами. Последний концерт Бюль-Бюля в Шуше, состоялся в просторном зале бывшего реального училища. Сюда собралось более тысячи зрителей, пришедших из самых далеких селений Шушинского района. Это было последнее выступление певца на родной земле. Когда на сцене появился Бюль-Бюль, зрители встали и в течение нескольких минут горячо аплодировали своему любимцу. Кажется, Бюль-Бюль никогда не пел так прекрасно, с таким вдохновением и страстью, как в тот вечер. Это вполне естественно. Потому что он пел в Шуше - краю, где родился и вырос. Никто в тот вечер не мог и подумать, что через два месяца Бюль-Бюль навеки умолкнет... 26 сентября 1961 года его не стало.Смерть Бюль-Бюля была невозместимой утратой для азербайджанской музыки. В истории вокального искусства Азербайджана богатейшее и неповторимое творчество Бюль-Бюля занимает особое место. На протяжении 50 лет он пел на народных празднествах, музыкальных вечерах, в концертных залах, на оперной сцене и по радио, пробуждая своими песнями самые благородные чувства в сердцах людей. Видный азербайджанский писатель Сулейман Рагимов писал:
"Бюль-Бюль - неповторимый исполнитель азербайджанской народной музыки и сложного, современного музыкального искусства. Искусство Бюль-Бюля доступно каждому.. Его любят слушать и рабочий, и колхозник, и ученый, и студент, и стар и млад... Ибо Бюль-Бюль умеет найти дорогу к сердцу каждого своего слушателя. Не найти человека, который не любил бы, не был бы пленен искусством Бюль-Бюля! Когда я называю имя Бюль-Бюля, когда я ищу глазами вокруг, думая, с кем сравнить его, предо мной встают фигуры Узеира Гаджибекова, Самеда Вургуна... По моему мнению, Бюль-Бюль стоит на такой же позиции, занимает в вокально-сценическом искусстве такое же место, что и Узеир Гаджибеков в мире музыки, а Самед Вургун в современной поэзии".
Бюль-Бюль великолепно владел вокальной техникой. Вот почему его голос звучал и мощнее, и звучнее, и шире, чем у других певцов, наделенных от природы более мощными голосами. И воспринимался как голос небывалый, неповторимый, единственный. Выступая в мугамных операх, Бюль-Бюль умело использовал творческий опыт своего великого учителя Джаббара Карягды оглы.Через всю жизнь он пронес любовь к искусству великого певца Востока, основоположника азербайджанского вокального искусства Джаббара Карягды оглы. Неслучайно, говоря об искусстве ханенде в Азербайджане, он всегда с гордостью упоминал имя Джаббара Карягды оглы, называя его "отцом ханенде" и "историей нашей музыки".Он творчески усвоил самые лучшие традиции мирового вокального искусства, восхищался творчеством бессмертных европейских и русских певцов - Карузо, Джильи, Шаляпина, Неждановой, Собинова. Секрет обаяния Бюль-Бюля-артиста таился в необычайно-красивом, мягком тембре его серебристого голоса, которым, он владел в совершенстве, в изумительно отчетливой дикции, в простоте и искренности исполнения и полной гармонии вокального и драматического мастерства. Нежность, душевная теплота сочетались в пении Бюль-Бюля с благородной мужественностью и силой.Весь свой талант и жизнь он отдал своему народу. Бархатный тембр голоса, легкость и подвижность звука, теплота, задушевность предопределили его путь лирического тенора. Но возможности этого редчайшего голоса оказались, богаче, чем можно было предположить.В начале сценической карьеры в этом голосе открылись, металлический звон, героическая сила, мужественная мощь, тенора драматического.
Как Собинов был первым русским бельканто, так и Бюль-Бюль останется в истории азербайджанской музыки лучшим азербайджанским бельканто. На сцене он жил, и все его сценические образы были исполнены темперамента и искренности, которым нельзя было противостоять. Это был певец многогранной культуры и глубокой образованности, с редкой для тенора колоратурной техникой, даром вокального перевоплощения. Все это позволяло певцу одинаково хорошо воспроизводить и музыку Востока, и музыку Запада.Неповторимое искусство Бюль-Бюля, его богатый и яркий голос стояли в центре внимания многих известных музыкантов, музыковедов. Народный артист СССР Б.Мордвинов, восхищенный исполнительским мастерством Бюль-Бюля, писал: "Среди талантливых артистов азербайджанской оперы особо должен быть отмечен видный мастер сцены - Бюль-Бюль. Он поет предельно умело. Его движения особенно ритмичны. Бюль-Бюль - актер редкой силы, большой культуры". Видный музыковед А.Шахвердян тоже высоко оценивал искусство Бюль-Бюля. Он писал:
"Среди певцов одно из первых мест занимает Бюль-Бюль. Необычайно интересна биография этого талантливого певца. С двенадцати лет приобщившись к искусству ханенде, он обошел весь Азербайджан, своим прекрасным голосом и умением завоевал великое уважение народных масс. Еще с юных лет он поставил своей целью научиться европейской манере пенья, и несколько лет учебы в Италии дали ему возможность исполнить эту мечту. В результате Бюль-Бюль стал виднейшим актером азербайджанской оперы".Во время учебы в Италии голос молодого певца привлек к нему внимание музыкальной общественности. Еще в начале 1931 года известный журнал "Арте-Ностра" опубликовал статью о жизни и творчестве Бюль-Бюля с портретом певца. Фирма граммофонных пластинок "Колумбия" записала голос Бюль-Бюля; он получил множество приглашений из различных стран на гастрольные поездки. О прекрасном голосе азербайджанского соловья слагались песни и стихи; такие крупные деятели азербайджанской литературы и искусства, как Самед Вургун, Сеид Шушинский, Курбан Примов, Мехти Мамедов и другие не раз в своих выступлениях давали высокую оценку искусству Бюль-Бюля.Близко знавший певца и бесконечно любящий его творчество видный азербайджанский дирижер, народный артист СССР Ниязи писал:
"Я считаю Шаляпина новатором русской оперы, Бюль-Бюля - новатором азербайджанской оперы. Если мы понимаем исполнительское мастерство Шаляпина, его обращение к духу исполняемой музыки, как он ищет глубину и содержание в ней, как сливаясь с образами, живет жизнью своих героев, значит, мы можем уяснить для себя могучее воздействие на слушателей мастерства Бюль-Бюля. Трудно оценить огромные заслуги Бюль-Бюля в сфере создания профессиональной исполнительской школы. Я считаю, что заслуги Бюль-Бюля перед нашими певцами в области вокального искусства равны заслугам Узеира Гаджибекова перед нашими композиторами. Мы гордимся, что Бюль-Бюль - соловей нашего народа, Бюль-Бюль - наш".Бюль-Бюль поистине гордость азербайджанского народа. Избрание его при жизни депутатом Верховного Совета Азербайджанской ССР всех созывов было выражением всенародной любви к нему. Всю свою жизнь он служил делу развития азербайджанской национальной культуры. Правительство высоко оценили заслуги Бюль-Бюля, наградив его орденами и медалями. Он был также удостоен Государственной премии СССР.В оценках Бюль-Бюля, кажется, нет расхождений. Люди разных вкусов и поколений, любящие разную музыку, разные жанры, разных исполнителей, единодушны в оценке Бюль-Бюля.
В истории вокального искусства, Бюль-Бюль - явление уникальное. Его творчество оказало большое влияние на восточное вокальное искусство.О значении творчества Бюль-Бюля, о его месте в истории азербайджанской музыки можно говорить бесконечно много, ибо вся жизнь этого замечательного певца была примером вдохновенного служения родине, народу. Его прекрасные песни будут звучать вечно...


--------------------
Mən istəyirəm ki,sən biləsən-sevgi mənim ürəyimdə yaşayır.


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #7
>
kederli qozel
сообщение 31.3.2009, 12:07
>
 


Турецкая подданная
Иконка группы

За особый вклад в развитие форума 2 за 7000 сообщений Администратору форума за неустанный и кропотливый труд за 6000 спасибо С Новым 2014 годом!
Группа: Заслуженный админ
Сообщений: 6595
Регистрация: 21.2.2009
Из: bacu
Пользователь №: 3
Спасибо сказали: 7029 раз(а)

Награды: 5


Репутация:   21  


Вагиф Мустафа-заде (1940-1979)
Сегодня в мире нет ни одного уголка, где не знали бы азербайджанскую фамилию Мустафа-заде. Одного имени этого музыканта достаточно, чтобы поднять на ноги залы, уже не говоря о том, что музыка, сочиненная им, оказывает на слушателей просто магическое воздействие. Сначала "вне республики" зазвучало имя самого Вагифа Мустафа-заде, а потом его дочерей - Лалы и Азизы. В 40-ые годы вся азербайджанская интеллигенция знала и почитала мать Вагифа Мустафа-заде Зивер ханум Алиеву - первую азербайджанскую женщину-мугаматистку, ученицу Узеирбека Гаджибекова.
Она сыграла огромную роль в творческом воспитании сына. Вагиф учился в той же музыкальной школе, где преподавала его мать, а еще с пеленок он слышал в доме мугам. Поэтому неслучайно, что впервые за фортепьяно он сел в три года, и... инструмент увлек мальчика настолько, что его часами нельзя было оторвать от клавиш. Имея абсолютный слух, Вагиф легко подбирал знакомые песни. В этом же возрасте он вдруг прочитал наизусть только что услышанный фрагмент поэмы С.Вургуна. Вообще Вагиф с детства удивлял родителей необычайной слуховой памятью - мог наизусть и ни разу не ошибившись прочитать сложные стихи.
Немалую роль в творческой судьбе В.Мустафа-заде сыграл и его учитель музыки - пианист Г.Шароев. Все, казалось, шло по накатанной: сначала музыкальная школа, затем музучилище им. А.Зейналлы. Но потребовалось совсем немного времени, чтобы определить - призвание Вагифа не классическая музыка, прививаемая учителем, не мугам, любовь к которому он унаследовал от матери. Джаз стал истинной его страстью. Вагиф синтезировал свой, совершенно новый стиль - джаз-мугам.Зивер Алиева происходила из семьи известного в Азербайджане нефтепромышленника А.Алиева. Она с детства воспитывалась гувернантками-немками. После прихода советской власти ее отец потерял все свое состояние и, чтобы дети его могли получить высшее образование, поступил чернорабочим в Бакинское морское пароходство. Ведь тогда в вузы принимали только детей рабочих.
В консерватории Зивер ханум стала одной из первых учениц Узеирбека Гаджибекова. Зивер Алиева была очень предана своему делу, она проработала в музыкальной школе почти всю свою жизнь, вела частные занятия с учениками. По сей день можно встретить многих ее учеников, сохранивших в душе чувство благодарности к ней. Она была практически первой женщиной-педагогом, обучающей детей мугаму, восточным ладам.
Зивер ханум безумно любила своего единственного сына. Даже когда он работал в Тбилиси, в Москве, она часто приезжала из Баку на поезде с кастрюлями плова и долмы, чтобы вкусно накормить любимого сына. Она всегда опекала Вагифа.
Потеряв сына, Зивер ханум смогла остаться сильной и мужественной. Именно она сыграла основную роль в создании квартиры-музея Вагифа Мустафа-заде в Ичери шехер, хотя это стоило ей немалого труда.Работая над этой статьей, я обратилась к двоюродной сестре В.Мустафа-заде Афаг ханум Алиевой, возглавляющей ныне его музей, с просьбой разрешить опубликовать письма маэстро, если таковые имеются. Оказалось, писал он крайне редко. Наряду со множеством поздравительных открыток, адресованных внучками Лалой и Азизой Мустафа-заде с самых разных концов света любимой бабушке - Зивер ханум, в музее сохранилось только два письма Вагифа. Оба они написаны матери - горячо любимой и любящей. Из этих писем явствует, что и в студенческие годы, и будучи уже взрослым и женатым, Вагиф нуждался в нежной опеке, совете и помощи матери. В чем она ему никогда не отказывала. Между первым и вторым письмами прошло 10 лет.
"Здравствуй, дорогая мамочка. Как самочувствие? Деньги получил в тот же день. Очень доволен. Спасибо, мамочка! Скучаю по тебе, часто вспоминаю. Чувствую себя отлично. Аппетит колоссальный. Правда, я не могу есть все, что мне хочется, но ем очень много, как раньше. Все уже позади. Мамочка, обязательно приезжай. Пиши к Макееву, так лучше.
Я дал 15 рублей хозяйке, мне осталось 25 рублей. Ну это на 5 дней, а остальные 10 дней? Ничего, мамочка, вышли мне еще 40, и мне, в день по 4 рубля, на 10 дней хватит, я буду экономить. Позвоню тебе 2 ноября ночью, и ты мне скажешь, когда приезжаешь. Целую от души! Твой Вагиф". Октябрь 1965 года, Москва.Десять лет спустя, в июле 1975-го, уже будучи женатым на Эльзе, он напишет с курорта, где отдыхал тогда вместе с женой и Азизой, еще одно письмо, которое подпишет незатейливо - "Муст.".
"Здравствуй, мамочка! Знаем, что чувствуешь себя отлично. Наверное, опять помолодела. Каждый день вспоминаем тебя: я, Эльза и наша всеми любимая Азиза ханум. Живем напротив речки, купаемся, отдыхаем и почти каждый день кушаем цыплят, пьем чистое коровье молоко, короче говоря, отдых и отличное питание. Только что мы приехали из деревни. Были у Этери. Увидели письмо, и тут же пишу ответ. Денег, конечно, нет, но нам дадут, и мы, как приедем, должны будем выслать. Принимают нас очень хорошо. Все мы поправились. Несмотря на то, что у Этери случилось несчастье, они нас все равно отлично приняли. Также отдыхаем здорово у Тети. Азизочка очень скучает по тебе и говорит: "Бабулю хочу!". Мы все скучаем по тебе. Если сможешь, привези манную смесь 3 штуки, а то у нас нет. Все целуем тебя. До скорой встречи!"В одно время близкие советовали ему забыть о джазе и готовиться к поступлению в консерваторию. Вагиф последовал этому совету в 1964 году, а год спустя бросил все и уехал работать музыкальным руководителем в ансамбле "Орэро" (Тбилиси). За короткий срок, отведенный ему судьбой, Вагиф Мустафа-заде создал немало интересных и совершенно разных ансамблей. Первым его самостоятельным "детищем" стало джаз-трио "Кавказ" при Госфилармонии Грузии (его Вагиф создал еще будучи в "Орэро"), несколько позже, уже в Баку, появились ВИА "Лейли" (1970 г.) и "Севиль" (1971 г., на базе Гостелерадио). Вагиф Мустафа-заде - лауреат фестивалей "Таллин-66", "Таллин-67" и, наконец, азербайджанского "Джаз-69", принесшего ему первое "официальное" признание в Азербайджане и... первый инфаркт.
Вагиф вернулся в Баку в 1968-69 годах, после того, как его услышал в Тбилиси известный композитор Рауф Гаджиев. После "Джаз-69" его ждала работа в Государственном эстрадном оркестре Азербайджана. В 1977 году Вагиф становится лауреатом Всесоюзного джазового фестиваля в Донецке. В тот же год при Азгосфилармонии он создает новый ансамбль - "Мугам".
Джазовый фестиваль "Тбилиси-78" принес ему звание лучшего пианиста. Здесь же состоялся дебютный выход на сцену восьмилетней Азизы Мустафа-заде, сразу ставшей лауреатом фестиваля. Снова бакинцы услышат Азизу только пять лет спустя, на фестивале "Джаз-83", посвященном памяти ее отца...Приняв участие на закрытом Международном конкурсе джазовой композиции в Монако (1979 год), Вагиф завоевывает I премию и приз - белый рояль. Идея доставить рояль в Баку из Монако в советские времена была малоперспективной, поэтому приз возместили деньгами. Но уже не Вагифу. Он так и не успел узнать об этой своей большой международной победе. Очередная гастроль Вагифа - концерт в Ташкенте с джаз-ансамблем "Мугам" - оказалась последней в его жизни...
16 декабря 1979 года (ровно через три месяца - 16 марта - Вагифу исполнилось бы 40 лет) он вдруг почувствовал себя плохо прямо на сцене, во время выступления, и все же отыграл концерт до конца. А после "скорая" увезла его в больницу, и Вагифа Мустафа-заде не стало. Как выяснилось позже, в самом начале второго отделения Вагиф перенес второй инфаркт.Лала - дочь Вагифа Мустафа-заде от первого брака. Когда Лала была еще совсем маленькой, родители развелись. Девочка жила вдалеке от отца, но (великая вещь - гены!) унаследовала от него не только фамилию, но и талант. Правда, Лала Мустафа-заде выбрала для себя несколько иное, чем ее отец, направление - классическую музыку.
В 1990-1991 годах двоюродная сестра ее отца Афа Алиева помогла девочке поехать на Международный конкурс пианистов во Францию - оказала и, как сейчас говорят, спонсорскую поддержку, и помощь в сборе документов. Уже в аэропорту Лала сказала своей двоюродной тете, провожавшей ее в Апеналь: "Большое спасибо за все, что Вы мне сделали, Афа! Я Вам обещаю, что возьму первое место, вернусь с победой".
Тогда Афу ханум удивила смелость девушки. Но по завершении конкурса Лала позвонила и сообщила, что действительно взяла Гран-при. Сейчас Лала Мустафа-заде преподает в Парижской консерватории.Возможно, в том, что именно Азиза продолжила джазовый путь отца, сыграло роль то, что Азиза, в отличие от Лалы, росла рядом с отцом. Азиза имела возможность близко наблюдать все, что происходило в жизни Вагифа Мустафа-заде. Это и определило ее выбор. И хотя, будучи студенткой Бакинской консерватории, она занималась классической музыкой, но приняла решение пойти по стопам отца. Сейчас ее яркие уникальные композиции и стиль исполнения представляют собой смесь классики, джаза и азербайджанских народных мотивов. Aзизу Мустафа-заде знают не только как исполнителя, композитора, но и как певицу.
Отыграв в 1997 году концерт в "Куин Элизабет Холле", она удостоилась титула "Королевы джаза", который сохраняет за собой до сих пор. Зивер ханум Алиева, открывавшая и до конца дней своих возглавлявшая музей Вагифа, завещала продолжение дела своего сына в Азербайджане любимой племяннице Афе ханум Алиевой, которая в то время жила в Москве. Вспоминая об этом, Афа ханум рассказывает: "Она говорила мне: "Я знаю, что Азиза и Лала за границей, и здесь, в Азербайджане, некому продолжить дело Вагифа. Продолжи его ты". По инициативе Афы ханум при музее был открыт Культурно-благотворительный фонд им. Вагифа Мустафа-заде, учредителем которого стал один из талантливейших джазовых музыкантов и композиторов республики Джамиль Амиров (сын маэстро Фикрета Амирова). За время действия Фонда сделано немало: вышел диск В.Мустафа-заде, отреставрирована половина его квартиры-музея, на начальном этапе оказывалась помощь джазовым музыкантам. Фонд помогает искусству Азербайджана, вспоминает корифеев музыкального искусства, отмечает их памятные дни.
Вагиф Мустафа-заде... Его жизнь оказалась намного короче жизни многих и многих его сверстников, коллег, но творческое наследие маэстро бессмертно.


--------------------
Mən istəyirəm ki,sən biləsən-sevgi mənim ürəyimdə yaşayır.


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #8
>
kederli qozel
сообщение 31.3.2009, 12:08
>
 


Турецкая подданная
Иконка группы

За особый вклад в развитие форума 2 за 7000 сообщений Администратору форума за неустанный и кропотливый труд за 6000 спасибо С Новым 2014 годом!
Группа: Заслуженный админ
Сообщений: 6595
Регистрация: 21.2.2009
Из: bacu
Пользователь №: 3
Спасибо сказали: 7029 раз(а)

Награды: 5


Репутация:   21  


Кара Караев (1918-1982)
Кара Караев - выдающийся композитор, внесший огромный вклад в сокровищницу современной музыкальной культуры. Крупный музыкально-общественный деятель, ученый и педагог, Кара Караев являлся ведущей фигурой в музыкальном искусстве Азербайджана.
Прекрасное, самобытное искусство К.Караева получило широкое признание, как в Азербайджане, так и далеко за ее пределами. Имя К.Караева заслуженно приобрело мировую известность. Его произведения занимают почетное место в репертуаре музыкальных театров и концертных программах лучших дирижеров зарубежных стран. На сценах театров Польши, Германии, Румынии, Франции, Соединенных Штатов Америки, Болгарии исполняются его балеты, в концертных залах многих стран звучат его симфонические и камерно-инструментальные произведения. Это произведения, которые ныне прочно вошли в фонд мировой музыкальной классики.Широкая популярность творчества К.Караева, любовь к нему тысяч и тысяч слушателей объясняется прежде всего глубиной раскрытия в его произведениях большого содержания. К.Караев всегда отображает в своем творчестве темы большой идейной значимости и широты. В его музыке всегда звучит высокий гражданственный тон, голос художника - борца за счастье и свободу.
Произведения К.Караева всегда актуальны, нацелены на решение больших социально-этических проблем, волнующих прогрессивное человечество. Каким бы широким проблемам общественного порядка не обратился бы композитор, в центре его внимания всегда человек, борьба его за счастье, душевный мир и мысли его. Через лирическое повествование о человеческой личности Караев, зачастую, поднимается в своей музыке до высоких обобщений социально-общественного, философского плана.Кара Караев относится к числу тех больших мастеров, которые избирают в искусстве свой собственный путь, определяющий их композиторское лицо, их индивидуальность. Это путь органического сочетания глубоко почвенной основы творчества с традициями русской и мировой классики, с традициями азербайджанской музыки. Огромный талант и неустанные смелые новаторские искания привели его к дальнейшему развитию традиций азербайджанской музыки.Воплощая темы большой идейной глубины, получившие в его музыке многогранное освещение, К.Караев обращается не только к событиям действительности, но и черпает свои сюжеты в народных легендах, в творчестве поэтов и писателей всех времен.
Он интересуется шедеврами национальной и мировой литературы и поэзии: Низами, Пушкин, Шекспир, Сервантес, Ростан, Омар Хайям, П.Абрахаме, Анри Барбюс, Ленгстон Хьюз - таков далеко не полный список авторов, к которым обращается Караев. Отсюда и необычайное богатство образно-эмоционального содержания его музыки. Мир чувств, образов и настроений в музыке Караева очень богат: героика и драматизм, трагизм, патетика, фантастика, гротеск и народно-жанровые страницы, все одинаково подвластно композитору.Особенно широк диапазон лирики композитора - одухотворенно-поэтичной, задушевно-интимной, страстно-чувственной и т.д. Во всех своих произведениях, независимо от жанра и от идейно-образного содержания, К.Караев выступает художником-гуманистом, воинствующим оптимистом. И при этом, на каком бы языке ни говорили герои К.Караева, к какой бы эпохе и нации они ни принадлежали, мы всегда различаем почерк К.Караева - азербайджанского композитора.
Кара Караев сыграл огромную роль в деле обогащения жанров азербайджанской музыки. Изменили свой облик в его сочинениях некоторые ранее существовавшие жанры, а некоторые жанры впервые введены им в национальное музыкальное творчество. Огромны его заслуги в развитии симфонической музыки, балета, камерно-инструментальной, вокальной музыки, музыки к кино и драматическим спектаклям. Опираясь на традиции классиков, К.Караев расширяет национально-тематические рамки азербайджанской музыки. Неоднократно обращается композитор к фольклору других народов. При этом он не стилизуется, а глубоко постигает природу чужой национальной музыки, сохраняя свое собственное авторское лицо, теснейшим образом связанное со всем многообразием музыки своего народа.
Будучи органично связанным с традициями классики и особенно любимыми им Бахом, Бетховеном, Чайковским, творчество К.Караева несет на себе и печать влияния двух великих художников - С.Прокофьева и Д.Шостаковича. Прокофьевский мелос, острота гармоний, тонкий лиризм, характеристичность образов, а также мастерство Шостаковича-симфониста, его умение создавать активный и мощный рост драматического напряжения, мастерство воплощения трагедийных конфликтов, естественно, не могли не оказать воздействия на К.Караева (и были творчески им восприняты).
Соединяя традиции мировой культуры с традициями национального азербайджанского фольклора, Караев воплощает жизнь заветы классиков музыки, выступая преемником У.Гаджибекова на новом этапе. Широко развивает К.Караев в своем творчестве принцип программности. В музыке композитора ясно намечены два типа программности.Один тип программности - психологически-обобщенный, близкий в своей сущности программности Листа, Чайковского. В этих случаях программность произведения композитора заметна по названию. Композитор обращается в этих образцах к литературному первоисточнику, как, например, в поэме "Лейли и Меджнун", в гравюрах "Дон Кихот". Иногда намеком на программу может быть предпосланный эпиграф. Второй тип программности, более частый, представлен в сюитах композитора, созданных на материале его же собственных произведений других жанров, ставших самостоятельными. Таковы, например, сюита "Вьетнам", "Хореографические картинки", "Покорители моря", сюиты из балетов и т.д.Важнейшей особенностью творческой индивидуальности К.Караева является симфонический характер его музыкального мышления. Симфонизм К.Караева, как и у Чайковского, Шостаковича - конфликтно-драматический. Этот метод музыкального мышления проявляет себя и в симфонических, и в музыкально-сценических произведениях композитора.
Есть у К.Караева произведения, где заметна его близость к жанрово-повествовательному симфонизму. Таковы, например, "Албанская рапсодия", сюита "Вьетнам".Редкая способность идейно-эмоционального обобщения в музыке, мастерство психологического, динамического развития приводят к тому, что его музыка к кинофильмам и театральным спектаклям становится важным их компонентом.Важнейшие качества музыки Кара Караева - ее конкретность, лаконизм, чувство времени и мелодическая выразительность.Караев великолепнейший мелодист. Мелодия его всегда необычайно свежа интонационно, естественна. Есть в Караевском мелосе и черты "бесконечного развертывания", романтической полетности, поэтичности, страстного драматизма. Особого внимания заслуживает гармонический язык композитора, соединяющий в себе красочность с психологической обостренностью, объединяющий в себе элементы национальной ладовости, идущей от народной музыки с закономерностями классической функциональной системы и более сложными современными ладогармоническими средствами.Большую роль в его музыке играет полифония, необычайно оригинальна метроритмическая сторона музыки композитора.
"Он нашел свой стиль и создал свою школу в музыке, насчитывающую многих последователей. Став композитором с мировым именем, он остался азербайджанским композитором"Выдающийся композитор Кара Караев открыл своим творчеством новые страницы в музыкальной культуре Азербайджана. Его произведения по праву заняли почетное место в ряду достижений современного мирового музыкального искусства. Отмеченные новаторством и высокой художественностью, произведения Кара Караева явились образцами, на которых учатся композиторы республики всех последующих поколений.Большой художник, ученый, чуткий педагог Кара Караев воспитал несколько поколений композиторов, продолжающих ныне традиции его творчества.
Кара Абульфас оглы Караев родился 5 февраля 1918 года в городе Баку, в семье известного врача, профессора медицины А.Ф.Караева. Музыкальные способности его проявились очень рано. Первым учителем музыки Караева в классах музыкальной школы был В.М.Козлов, тонкий музыкант и чуткий педагог. С 1930 года Караев занимается в классе фортепиано Бакинского музыкального техникума под руководством замечательного педагога и музыканта профессора Г.Г.Шароева, воспитавшего целую плеяду пианистов. К этому периоду относятся его первые творческие опыты. Увлеченность сочинением привела Караева на композиторский факультет Азербайджанской государственной консерватории, куда он поступил в 1935 году. Там будущий композитор занимается в классе композиции у профессора Л.И.Рудольфа, изучает гармонию под руководством Н.С.Чумакова и основы азербайджанской народной музыки под руководством Узеира Гаджибекова.
В годы учебы в консерватории К.Караев много пишет, откликаясь на все события окружающей его жизни. Так, к 100-летию со дня смерти А.С.Пушкина, широко отмечавшемуся общественностью в 1937 году, им была написана интересная фортепианная пьеса "Царско-сельская статуя", прозвучавшая на юбилейном концерте в исполнении автора. Летом 1937 года была организована фольклорная экспедиция по районам Азербайджана, в которой К.Караев возглавляет группу композиторов и музыковедов, проведших большую работу по изучению народного творчества. Участники экспедиции провели слет ашугов и инструменталистов Шекинского района, выявив ряд талантливых музыкантов-самородков.
В 1937 году было написано первое крупное сочинение К.Караева - кантата "Песня сердца" на стихи Расула Рзы для хора, симфонического оркестра и танцевального ансамбля. В ней широко использованы характерные черты жанров ашугской музыки, народного танцевального искусства. Кантата "Песня сердца" стала первой заявкой на широкую известность молодого автора. Она с большим успехом была исполнена в качестве заключительного номера Декады азербайджанского искусства, проведенной в Москве в апреле-мае 1938 года, где соседствовала с произведениями маститых композиторов Азербайджана - операми "Кероглы" Узеира Гаджибекова, "Наргиз" Муслима Магомаева.Успех "Песни сердца" и фортепианной пьесы "Царско-сельская статуя" подтвердил незаурядность дарования молодого композитора и окрылил его.
Вскоре после Декады осуществилась давняя мечта К.Караева. В 1938 году он поступает в Московскую государственную консерваторию им. П.И.Чайковского в класс профессора А.П.Александрова, занимаясь полифонией у Г.Литинского, инструментовкой у С.Василенко, анализом музыкальных произведений у Л.Мазеля.Начавшаяся война прервала учебу К.Караева и он возвращается в Баку. В 1941-42 гг. композитор работает художественным руководителем Азербайджанской государственной филармонии им. М.Магомаева. Через два года Караев возобновляет учебу в Московской консерватории, поступив в класс композиции выдающегося художника современности Д.Д.Шостаковича. Общение с великим музыкантом наших дней сыграло огромную роль в формировании Караева - композитора и педагога. Годы учебы в Москве были периодом огромного творческого роста молодого композитора. Обилие художественных впечатлений от общения с крупнейшими деятелями искусства, богатство концертной и театральной жизни Москвы, естественно, оказали большое воздействие на Караева, расширив его художественный кругозор, обогатив его творческую фантазию.
Многие из произведений этих лет представляют значительный интерес, предвосхищая страницы будущего зрелого творчества. Таковы, например, "Трехголосная фуга" для фортепиано.Позже, в 1939 году К.Караев обрабатывает для голоса и симфонического оркестра три теснифа, напетые известным ханенде Джаббаром Карягды (Теснифы - "Лейли", "Ширин" и "Сарэндж").
"Пассакалья и Тройная фуга" для симфонического оркестра (1941), цикл романсов "Шесть рубайи Омара Хайяма", "Спортивная сюита" для духового оркестра (1938), написанная специально для азербайджанской делегации физкультурников - участников Всесоюзного физкультурного парада в Москве, "Азербайджанская сюита" для большого симфонического оркестра. Многие произведения тех лет оказались значительным вкладом в развитие азербайджанского искусства. Еще студентом К.Караев берется за создание произведений крупной формы, обращается к таким сложным жанрам как опера и симфония. В 1944 году на Декаде республик Закавказья была исполнена Первая симфония Караева, заложившая фундамент жанра национальной симфонии. Она посвящается памяти героев Великой Отечественной войны. 7 мая 1945 года на сцене Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета им. М.Ф.Ахундова была поставлена, написанная в соавторстве с Д.Гаджиевым, героико-патриотическая опера "Вэтэн" (либретто И.Идаятзаде, слова М.Рагима). В 1946 году опера была удостоена Государственной премии СССР.
Пребывание К.Караева в Московской консерватории завершилось созданием Второй симфонии, представленной им в качестве дипломной работы, и удостоенной отличной оценки.Недавно окончилась война и в сознании еще были живы воспоминания о жертвах, принесенных во имя победы над врагом, о подвигах и сражениях. Это содержание раскрыто в симфонии чередованием образов то радостно праздничных, то скорбно трагедийных, то философски углубленных, то шуточно скерцозных. Вторая симфония явилась рубежным произведением в творчестве композитора. Она подвела итог периоду исканий индивидуального самостоятельного стиля, завершила первый этап творчества.
По возвращении в Баку активность К.Караева возрастает. Уже в 1947 году появляются Второй квартет, посвященный Д.Д.Шостаковичу, кантата "Песня счастья" для сопрано, хора и оркестра на слова М.Рагима, лирический хор акапелла "Осень" на слова Низами. Композитора увлекает мир поэзии великого философа-гуманиста, он углубленно изучает наследие Низами - памятник культуры XII века, и по сей день не утративший своей силы и значимости. Творчеству великого поэта посвящены лучшие произведения этого периода: Cимфоническая поэма "Лейли и Меджнун" (1947), удостоенная в 1948 году Государственной премии СССР, симфоническая сюита "Семь красавиц" (1949). В эти годы написан "Приветственный марш" с фанфарами, который часто исполняется на демонстрациях и праздниках.Конец 40-х - начало 50-х годов - период активной творческой педагогической и музыкально-общественной деятельности К.Караева. Уже в 1948 году К.Караев - дважды лауреат Государственной премии СССР, доцент Азгосконсерватории, делегат Первого Всесоюзного съезда композиторов СССР. В 1949 году он руководит сектором музыки Института азербайджанского искусства имени У.Гаджибекова. С 1949 по 1952 годы он возглавляет Азгосконсерваторию. С 1953 года К.Караев является председателем правления Союза композиторов Азербайджана.
Фортепианные прелюдии К. Караева (24 прелюдии для фортепиано), написанные в течение двух десятилетий, составили четыре тетради по шесть пьес. Известно, что работа над этим сочинением совмещалась с созданием других, более крупных произведений.В 1952 году Караев создает одно из лучших своих произведений - Балет "Семь красавиц" (либретто И.Идаятзаде, Ю.Слонимского и С.Рахмана), написанный по мотивам "Хамсе" ("Пятерицы") - пяти знаменитых поэм Низами, хотя и носит название лишь одной из них. Авторы балета выдвигают на первый план идею борьбы народа против феодального гнета, сталкивая две противоборствующие силы: правитель и народ.
Балет "Семь красавиц" - это музыкально-хореографическая поэма о судьбе и чаяниях народа, о красоте человеческой личности.Первая постановка балета "Семь красавиц" была осуществлена в 1952 году на сцене Азербайджанского государственного театра оперы и балета имени М.Ф.Ахундова (постановщик, режиссер и балетмейстер П.Гусев, балетмейстер-консультант Г.Алмасзаде, дирижер К.Абдуллаев, художники Э.Алмасзаде и Ф.Гусар). Это было большое событие в жизни республики. "Самое сильное в новом балете - его музыка - писал Д.Д.Шостакович. - ...Следуя лучшим традициям русской балетной классики и более всего традициям Чайковского, композитор создал значительное реалистическое произведение". И вскоре - в 1953 году состоялась премьера балета в Ленинградском государственном Малом оперном театре (постановщик П.Гусев, дирижер Э.Грикуров, художник С.Вирсаладзе).
В сравнительно короткий срок балет "Семь красавиц" обошел сцены многих ведущих театров. Он был поставлен в Ленинграде, Саратове, Львове, Куйбышеве, Ташкенте, вышел на зарубежную сцену. В 1959 году он в новой 3-актной редакции был показан на Декаде азербайджанской литературы и искусства в Москве.Вскоре, после завершения первого балета К.Караев по предложению Ленинградского Академического театра оперы и балета им. С.М.Кирова начинает работу над Балетом "Тропою грома" на либретто Слонимского по сюжету П.Абрахамса. Работа над этим произведением шла в непосредственном и тесном содружестве либреттиста, постановщика (К.Сергеева), художника (В.Доррер), дирижера (Э.Грикурова).
Работа продолжалась около четырех лет. "Подготовка к сочинению музыки, заключавшаяся в изучении фольклора, быта и истории народов Южной Африки, заняла фактически больше времени, чем работа над партитурой", - отмечал композитор. Он внимательно изучал фонографические записи музыки народов Африки, знакомился с этнографическими сборниками. Увлеченный высокой гуманистической идеей, композитор стремился быть предельно искренним и правдивым в создании образов, характеров, настроений, в раскрытии картин жизни народа чужого континента. Он стремится проникнуть в сам строй музыкального мышления народов Южной Африки, часами вслушиваясь в звучание фонографа. "В музыке балета я стремился использовать характерные интонации и ритмы, присущие африканскому фольклору", - писал сам композитор. В своем балете Караев раскрыл богатейшие возможности фольклора народов Африки. Его громадная заслуга состоит в том, что на основе ритмов и интонаций южноафриканской музыки, он сумел создать развернутые симфонизированные формы музыкально-хореографического спектакля, раскрывающего актуальную и чрезвычайно важную тему современной действительности - тему утверждения человеческой личности, отстаивающей свое право на жизнь, на любовь, на достоинство. Балет свой К.Караев посвятил памяти С.Прокофьева, подчеркнув этим посвящением свою любовь к великому музыканту и близость художественным принципам и творческим традициям этого выдающегося мастера мирового искусства.
Впервые поставленный на сцене театра им. С.М.Кирова в Ленинграде в 1958 году, балет уже на следующий год вошел в репертуар филиала Большого театра. С тех пор этот балет обошел многочисленные сцены театров мира и ставился многократно за рубежом. 1959 год был примечателен в творческой биографии Кара Караева - профессора Азгосконсерватории. За выдающиеся заслуги в творческой деятельности он удостаивается звания народного артиста СССР. Одновременно, учитывая его заслуги в развитии научной мысли, общественность Азербайджана избирает К.Караева действительным членом Академии наук Азербайджанской ССР. Поистине всенародное признание получает балет "Тропою грома", за который К.Караев в 1967 году удостаивается Ленинской премии.В 1960 году создается еще одно выдающееся произведение К.Караева - Симфонические гравюры "Дон Кихот" (на основе музыки, написанной к одноименному кинофильму), раскрывающие идею подвига во имя человеческого счастья.На протяжении всего творческого пути К.Караев создает музыку к многочисленным пьесам, идущим на сценах Баку, Москвы, Ленинграда и многих других городов. Достаточно перечислить лишь некоторые из этих произведений, чтобы увидеть, как широк диапазон интересов композитора: "Учитель танцев" Лопе де Вега, "Зимняя сказка", "Антоний и Клеопатра" В.Шекспира, "Мирза Хаял" М.Джалила, поставленные на сцене Азербайджанского государственного драматического театра им. М.Азизбекова в Баку; "Оптимистическая трагедия" Вс.Вишневского и "Бег" М.Булгакова, поставленные на сцене Ленинградского Академического театра им. А.С.Пушкина; "Чудак" Н.Хикмета, поставленный на сцене Московского драматического театра им. М.Ермоловой и т.д., "Человек бросает якорь" И.Касумова (пост. Малого театра Союза ССР) и др. Таков не полный перечень сценических произведений оформленных К.Караевым.Столь же часто он обращается и к сфере киномузыки: "Дон Кихот", "Урок истории", "Золотой эшелон", "Покорители моря", "Двое из одного квартала", "Повесть о нефтяниках Каспия", "Лейли и Меджнун", "На дальних берегах", "Вьетнам", "Огни Баку", "Матео Фальконе" и др.На основе музыки к кинофильмам появились такие замечательные произведения для симфонического оркестра, как "Вьетнамская сюита", симфонические гравюры "Дон Кихот" и т. д.
В 1972 году им была завершена моно опера "Нежность" по мотивам новеллы французского писателя-антифашиста Анри Барбюса.ав 1973 году - героическая музыкальная комедия (мюзикл) "Неистовый гасконец" по мотивам комедии Э.Ростана "Сирано де Бержерак".Этот необычный спектакль, соединивший в себе черты разных жанров, поставлен в 1978 году на сцене Московского театра оперетты и идет там с большим успехом.Большим событием в музыкальной жизни нашей страны было рождение Третьей симфонии Кара Караева (1965 г.). Два десятилетия отделяют Третью симфонию от первых образцов этого жанра. В новом произведении отразились и смелый путь постоянного поиска новых средств выразительности, и присущая зрелому мастерству экономия в выборе их. Новая симфония предназначена для камерного оркестра. В этой симфонии автор, чуткий ко всему новому, что появляется в музыкальном мире планеты, обращается к сложной современной серийной технике письма, технике очень рационалистической, требующей точного, скрупулезного расчета. Однако, обращение к ней композитора отнюдь не обеднило ее образного содержания и национальной самобытности произведения. Напротив, новая техника прекрасно соединилась с характерными оборотами азербайджанской "музыкальной речи", особенностью ее ритмики: тембровыми звучаниями, присущими ашугской музыке. Третья симфония К.Караева стала одним из ярких образцов симфонизма, произведением, убедительно и правдиво раскрывающим сложный мир чувств современного человека, активный ритм нашей жизни.
Новаторскими исканиями отмечено крупное сочинение К.Караева последних двух десятилетий: Концерт для скрипки с симфоническим оркестром, посвященный выдающемуся скрипачу Леониду Когану (первое исполнение состоялось в 1568 году, солист Л.Коган).Говорить о К.Караеве только как о композиторе невозможно. Его творчество неотделимо от педагогической и от музыкально-общественной деятельности.Являясь главой азербайджанской композиторской школы, он воспитал не одно поколение молодых композиторов, многие из которых стали ныне широко известными мастерами. Правительство справедливо отметило выдающиеся заслуги К.Караева, удостоив его звания Героя Социалистического Труда. Последние годы К.Караев работал над балетом "Лейли и Меджнун". Но длительная, тяжелая болезнь помешала осуществлению новых замыслов композитора. К.Караев скончался 13 мая 1982 года в г.Москве. Похоронен он в г.Баку в Аллее почетного захоронения.При всем жанровом многообразии творчества Караева, более всего он тяготеет к симфоническим и музыкально-сценическим жанрам.
Говоря о К.Караеве - композиторе, следует прежде всего отметить, что он симфонист. Серьезность и значительность тем, к которым обращается композитор, глубина затрагиваемых им образных сфер определяет особенности его композиторского письма, подводя его к симфонизму как к методу мышления. Огромнейший дар идейно-эмоционального обобщения в музыке, мастерство ярких характеристик (особенно нужных в сценических жанрах) и мастерство внутреннего психологического и внешнего динамического развития - это те качества, которые помогают К.Караеву расширить возможности жанра балета, раскрыть в балете сложные философские темы, темы социального общественного звучания и в то же время дать яркие характеристики, создать музыку, которую легко и удобно танцевать.


--------------------
Mən istəyirəm ki,sən biləsən-sevgi mənim ürəyimdə yaşayır.


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #9
>
kederli qozel
сообщение 31.3.2009, 12:08
>
 


Турецкая подданная
Иконка группы

За особый вклад в развитие форума 2 за 7000 сообщений Администратору форума за неустанный и кропотливый труд за 6000 спасибо С Новым 2014 годом!
Группа: Заслуженный админ
Сообщений: 6595
Регистрация: 21.2.2009
Из: bacu
Пользователь №: 3
Спасибо сказали: 7029 раз(а)

Награды: 5


Репутация:   21  


Мухаммед Физули (1494-1556)
Азербайджанский язык занимал в XV веке преобладающее место при Узун Гасане - главе государства Аг-Коюнлу, а также при дворе сефевидских шахов, что подтверждает целый ряд европейских путешественников (Пьетро делла Балле, позднее Олеарий и Шарден). Появление двух крупнейших поэтов-современников, Физули и Хатаи, и написанные ими на азербайджанском языке поэтические произведения, несомненно, говорят о большом культурном самостоятельном значении азербайджанского языка в XVI веке. Этот неоспоримый исторический факт полностью опровергает буржуазно-националистический пантюркистский миф о "едином потоке" развития азербайджанского и турецкого языков. Творчество Хатаи, Хабиби и Физули является ярким подтверждением того, что еще в XVI веке азербайджанская литература достигла большого расцвета.
Не случайно Физули, один из первых азербайджанских поэтов, сделал серьезную попытку освободиться из-под влияния арабского и фарсидского языков и стал писать на родном языке, используя чисто азербайджанские народные выражения.Все это необходимо учесть, чтобы лучше понять и оценить значение Физули и его место в истории азербайджанской литературы. Шейх Мухаммед Физули родился в начале XVI столетия в Кербала, недалеко от Багдада. Отец поэта, Сулейман, переселившийся из Азербайджана в Ирак, был муфтием - религиозным главой - в местечке Хилла.Отец Физули смог дать сыну отличное по тому времени образование: кроме арабского и персидского языков, он основательно изучил математику, астрономию, медицину, логику, прекрасно разбирался в поэзии своих предшественников - Фирдоуси, Низами, Хагани, Хафиза, Навои и др. Почти всю жизнь Физули провел в Багдаде, одном из культурнейших и богатых городов того времени. Там жил и вырос великий азербайджанский поэт, "один из истинных поэтов, каких производил Восток" (Гибб).
Физули посвятил всю свою жизнь поэзии. Он изучил многие восточные науки, был одним из крупных ученых своего времени. Он был хорошо знаком с древнегреческой философией, с трудами Гераклита, Аристотеля, Пифагора и Платона. Великий поэт и ученый, он усвоил и синтезировал культуру мусульманского и христианского мира, став одним из передовых людей XVI века. Поэт прожил суровую жизнь бедняка, не пользовавшегося вниманием феодалов и султанов. Он никогда не выезжал за пределы Багдадской области, но всегда был поэтом своего родного азербайджанского народа, оставив будущим поколениям ряд крупных художественных произведений и научных трудов на азербайджанском, арабском и фарсидском языках.Гениальные произведения Физули блестяще выдержали испытание четырех столетий. Великий азербайджанский поэт и ученый, выразивший в своем творчестве лучшие, прогрессивные идеи своего времени, Физули был и остается гордостью и славой азербайджанского народа, одним из крупнейших представителей мировой поэзии.
Творчество Физули оказало огромное влияние на дальнейшее развитие азербайджанской и всей восточной литературы. Здесь также сказалось самостоятельное значение и развитие азербайджанской культуры, влиявшей в течение долгих столетий на культуру других народов.В то время как азербайджанская поэзия XVI века находилась в расцвете, великая литература Ирана клонилась к упадку. Еще при жизни одного из величайших поэтов Ирана, Хафиза, эта страна была разгромлена Тимуром. Тимур перенес центр культурной жизни в Бухару, переселив туда ряд иранских ученых и историков.Владычество тимуридов задержало блестящее развитие иранской поэзии, и весь XV век дал единственного поэтического гения - Джами, именем которого справедливо называют все столетие. Джами явился последним классическим поэтом Ирана. Новому подъему иранской поэзии не помогло и объединение Ирана под властью сефевидских шахов в XVI веке. С упадком иранской поэзии в XVI веке начинает пышно расцветать азербайджанская поэзия, все больше и больше освобождаясь от арабо-иранского влияния. Еще в период царствования Узун Гасана и его наследников, Тавриз являлся крупным литературным центром, куда стекались поэты Азербайджана и Ирана. Двор династии Аг-Коюнлу по обычаю привлекал к себе ученых и поэтов. Азербайджанский язык имел большое распространение. Значение этого языка еще более повысилось при Шах Исмаиле Хатаи. Все это создавало условия для большого расцвета азербайджанской поэзии.Физули создавал свои произведения на "грубом" и простом языке азербайджанского народа, которого чуждались многие поэты, считая, что поэзию можно творить только на фарсидском языке. Физули громко и талантливо воспел свой родной язык, доказав всем своим творчеством право азербайджанского языка на самостоятельное существование и развитие.
Вершиной творчества Физули является, как известно, его романтическая поэма "Лейли и Меджнун". В этой поэме Физули повествует о злосчастной судьбе двух любящих людей, тщетно пытающихся добиться личного счастья. Лейли и Меджнун - это восточные Ромео и Джульетта; они борются за новые отношения между людьми в условиях феодального мира и религиозного гнета. Романтические герои Физули, полюбив друг друга, рвут вековые традиции, отстаивают право на свободу личности. В поэме воспета новая мораль, чуждая исламскому миру, новые человеческие отношения. Здесь сказалось влияние европейского Возрождения. Физули был близок европейскому миру. Он был одним из первых азербайджанских поэтов, придававших большое значение науке. Физули справедливо считал, что без высокой культуры, без науки нет поэзии.Влияло ли европейское Возрождение, которое Фридрих Энгельс называл "величайшим прогрессивным переворотом", на мировоззрение и творчество Физули? В своем философском мышлении Физули перекликается с материалистическими учениями древнегреческих мыслителей. В то время с греческого языка на арабский переводилось большое количество трудов по математике, астрономии, философии и логике. Как правильно утверждает академик В. В. Бартольд, "основу арабской науки и искусства составляли, конечно, достижения греческой культуры, усвоенной через посредство христиан и персов".
Физули знал греческих философов. Не случайно приходится связывать имя Физули с греческой культурой и европейским Возрождением. По своему поэтическому облику и мировоззрению Физули напоминает людей эпохи Возрождения, хотя очень возможно, что он и не ощутил непосредственного влияния Запада.Физули признавал примат науки, воспевал в поэтических образах человеческую личность, стремящуюся к свободе, к освобождению от оков средневековья, религиозного мрака и феодальной темницы. Интерес Физули к античному миру, его широкий энциклопедизм и универсализм, разносторонность его интересов и деятельности, многообразие его творчества, критическое отношение к религиозным догматам ислама, светлое, бодрое мироощущение.
Физули вошел в историю азербайджанской литературы как крупнейший лирик, поэт больших чувств и идей. Его многочисленные газеллы отличаются большой эмоциональностью, искренностью и теплотой. В своих газеллах Физули воспел свою Беатриче, свою идеальную любовь.Материалист-метафизик по своему мировоззрению, Физули критически и трезво относится к окружающему миру, к господствующим классам, к религии и духовенству. Он свободно воспевает любовь, вино, радость, веселье в противовес мусульманскому аскетизму. Даже в мечеть заходит он "по ошибке, свернув с пути в минуту опьянения". Гневным стихом громит он аскетизм, обрушивается на феодалов, раскрывает обман кудесников и астрологов, призывает современников к правде и справедливости, к отказу от религиозных обрядов, к свободным мыслям и идеям. Великолепный художник слова, мастер метафор и афоризмов, Физули презирал славу шахов и ханов, завоеванную кровью и насилием, - верил в силу своей поэзии и признательность грядущих поколений.Газеллы Физули очень музыкальны. Они пользовались и пользуются огромной популярностью и любовью среди широких народных масс Азербайджана. Многие из газелл его известны в народе в устной форме и до сих пор с большим успехом исполняются народными певцами.Мастерски сочетал Физули свои лирические чувства с большой философской мыслью и думой о судьбе человека:
Я жизнью жертвовал не раз, но счастья не нашел.
Молил пощады, но в тебе участья не нашел.
Утратил все, чем обладал, стал нищим, - но и тут
Бальзама нежности твоей в напасти не нашел.
О, если бы я рассказал, как мучился тогда: Несчастный раб вошел в чертог, но власти не нашел.
Я, как ничтожный муравей, карабкался и полз,
Но Соломона-мудреца в несчастье не нашел.
Я, Физули, простой бедняк. Красавица, прощай!
Я в бурю гибнущий челнок, я снасти не нашел.
Творчество великого поэта вызвало большое количество подражаний в последующие столетия. Даже такой крупный, поэт семидесятых-восьмидесятых годов XIX века, как Сеид-Азим Ширвани, не избежал влияния Физули.Творчество Физули открыло собой совершенно новую эру азербайджанской литературы, которая уже сама начинала влиять на литературу ближневосточных стран. Физули в значительной мере определил и дальнейшее развитие азербайджанской поэзии.
Умер Физули в 1556 году в Багдаде и похоронен в Кербале.


--------------------
Mən istəyirəm ki,sən biləsən-sevgi mənim ürəyimdə yaşayır.


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #10
>
kederli qozel
сообщение 31.3.2009, 12:09
>
 


Турецкая подданная
Иконка группы

За особый вклад в развитие форума 2 за 7000 сообщений Администратору форума за неустанный и кропотливый труд за 6000 спасибо С Новым 2014 годом!
Группа: Заслуженный админ
Сообщений: 6595
Регистрация: 21.2.2009
Из: bacu
Пользователь №: 3
Спасибо сказали: 7029 раз(а)

Награды: 5


Репутация:   21  


Низами Гянджеви (1141-1203)
Среди азербайджанских поэтов XII века возвышается величественный образ Низами, одного из корифеев мировой поэзии, имя которого обычно упоминается вслед за именем гения иранского народа - Абуль Касима Фирдоуси. Низами Гянджеви Ильяс ибн-Юсиф (1141-1203), величайший азербайджанский поэт-романтик, родился, жил и умер в городе Гяндже, откуда и происходит его прозвище Гянджеви. Поэт вел замкнутый образ жизни, занимался поэзией и наукой. Он был близок ко двору азербайджанских атабеков, которые не раз посещали жилище поэта, славившегося в народе своей мудростью и скромным образом жизни. Низами прославился созданием большого цикла романтических поэм, пользовавшихся широким распространением в Азербайджане и Иране. Поэтическое наследие Низами состоит из пяти больших произведений "Хамсе" ("Пятерица"), составляющих около тридцати тысяч бейтов (двустиший).
Материалом к этим поэмам-романам послужили события мировой истории и романтическая тематика из жизни различных народов. Он воспевает деяния Искандера (Александра Македонского), арабские романтические образы Лейли и Меджнуна, индийских, хорезмских, славянских, турецких, мавританских, греческих красавиц ("Семь красавиц"). Низами охотно пользовался "интернациональной" тематикой, чувствуя себя не подданным той или иной царствующей династии, а гражданином, всего Востока, но в то же время почти во всех своих произведениях с особой любовью подчеркивает свое азербайджанское происхождение. Особенно интересно, что Низами, несмотря на господство фарсидского языка в культуре Азербайджана XII века, все же не отказывался от своего национального народного языка, и очень возможно, что ряд произведений Низами, к сожалению, исчезнувших, был написан на азербайджанском языке.
Лютфали-бек-Азер в "Атешгахе" передает старинное предание об утерянных произведениях великого азербайджанского поэта: "Говорят, - читаем мы в "Атешгахе", - что у Низами, кроме его "Хамсе" ("Пятерицы"), было до двадцати тысяч бейтов, касидэ, газель , кыт'э и рубаи, которые были утеряны". Ряд других авторов, в том числе и Шамседдин Сами, также указывает на эти утерянные двадцать тысяч бейтов. Чрезвычайно любопытно, что одну из лучших своих поэм "Лейли и Меджнун" Низами намеревался писать не на фарсидском, а на родном, азербайджанском языке. На это имеются ясные намеки в начале поэмы, где Низами объясняет причины создания им "Лейли и Меджнун". Низами рассказывает здесь о том, как его желанию помешало появление посланца шаха с письмом, в котором он требовал от поэта создания новой поэмы, поставив условием - писать ее только на фарсидском языке. "О, мой верный раб, - писал шах в своем послании поэту,- о, Низами, волшебник мира слов. Дуновением утреннего ветерка покажи свои чары, свое волшебство слов. Выяви все, что можешь, в чудесном искусстве речи. Я хотел бы, чтобы ты воспел в словах, как жемчуг, любовь Меджнуна. Если можешь, и ты скажи несколько девственных слов, чистых, как невинность Лейли, чтобы я прочел и подтвердил их сладость и, кивая головой, указал бы на них как на корону... Укрась ты невесту юную фарсидскими и арабскими украшениями. Ты знаешь, я смыслю в речи, я различаю новые от старых бейтов, но знай, что, если жемчуг, нанизанный тобой на нить с кольца дум, будет носить образы тюркские, это для нас не годится, ибо тюркообразность недостойна нас. Для лиц, стоящих высоко, достойна высокая речь".
Ширван-шах глубоко огорчил великого поэта. Все думы, все надежды его рушились. "Волнение охватило мое сердце и мое сознание. У меня не было сил отвергнуть это слово, и не было у меня также глаз, чтобы найти путь к сокровищнице. Огорчение охватило меня. Не было у меня друга, чтобы поведать о тайне своей, рассказать эту повесть". Эти слова с исключительной силой передают трагедию поэта-азербайджанца, вынужденного по шахскому приказу отказаться от своего родного языка и создавать лучшие свои произведения на фарсидском языке. Но язык творений Низами вовсе не говорит об оторванности поэта от народа, от жизни, от своей среды. Никогда его идеалом не было слепое служение властелинам мира, никогда он не отворачивался от родного Азербайджана. Низами писал на официальном государственном фарсидском языке. Но богатое содержание его творчества, его идеалы, его образы и чувства были тесно связаны с Азербайджаном. О ком бы ни писал Низами - об Александре Македонском, о семи красавицах мира, о великих царях Ирана - всюду слышны отзвуки его родины, воспевание событий, природы и людей своей страны, своих соплеменников.
В "Искандер-намэ" поэт связывает имя великого завоевателя со своей родиной, создает величественное полотно, где сверкающими красками изображены исторические события в средневековом Азербайджане. Поэт воспевает легендарную царицу амазонок Нушабе, владычицу города Барды, древнейшей азербайджанской столицы. В произведениях Низами раскрываются живые страницы истории. Фантастика, сказочные вымыслы переплетаются у него с подлинными картинами жизни и быта азербайджанского народа. Нападение руссов на Барду, сказочная повесть о русской царевне, красавица Ширин и царица Шамира, амазонки, битвы, описанные в различных поэмах Низами - все это исторически и географически связано с азербайджанским и кавказским средневековым миром. Нужно ли после этого доказывать право азербайджанского народа считать своим творчество Низами! Несостоятельность и реакционность традиционного причисления Низами буржуазными востоковедами к иранской литературе очевидна. Искусственное, насильственное извращение буржуазным востоковедением истории мировой поэзии, непонимание роли фарсидского языка и иранской традиции в истории азербайджанской культуры, отрицание многовековой истории, высокой и богатой культуры и литературы азербайджанского народа - все это приводит к отрицанию большой исторической правды, могучих творческих сил народа. Даже под тяжелым гнетом иранских и всяких других царей азербайджанский народ создавал шедевры искусства и культуры.
Прекрасный знаток творчества Низами и Хагани, Ю.Н.Марр, со всей решительностью и определенностью связывает имя Низами с Кавказом и, в первую очередь, с Азербайджаном: ..."Низами является своим для Кавказа, в частности для той этнической группировки, которая до последнего времени сохраняла персидскую традицию в своей литературе, то есть для Азербайджана, где гянджинский поэт, все-таки, более в почете, чем в Персии ". Ю.Н.Марр в целом, безусловно, дал правильную оценку Низами, считая, что он является "своим", родным поэтом для азербайджанского народа. Таким же образом одно из авторитетнейших востоковедческих научных учреждений - Институт востоковедения Академии Наук СССР в своем специальном решении о юбилее Низами твердо и решительно признал в Низами великого азербайджанского поэта, которым вправе гордиться наша страна. "Хамсе" Низами начинается циклом небольших нравоучительных рассказов "Махзануль-эсрар" ("Сокровищница тайн"). Это произведение было написано приблизительно на тридцать седьмом году жизни поэта, то есть в 1178 году. Вторая часть "Хамсе" - большая романтическая поэма "Хосров и Ширин" была написана в 1180 году. В 1188 году Низами написал свою замечательную поэму о любви Лейли и Меджнуна. "Искандер-намэ", ставшая впоследствии очень популярной на Востоке, была написана в 1193-1197 году. Поэма "Хэфт пейкяр" создана в 1197 году. В эпоху Низами в Иране возникло социально-религиозное движение, нашедшее свое философское выражение в суфизме, оказавшем большое влияние на дальнейшее развитие как иранской, так и азербайджанской литературы. Творчество Низами также не было свободно от этих влияний. Насильственно водворяемый в Азербайджане, как и в ряде других стран, ислам встретил большое противодействие, и ему пришлось выдержать борьбу с древними религиозными верованиями азербайджанцев. Восстание Бабека в IX веке, нанесшее большой удар арабскому халифату, достаточно красноречиво говорит о том, как трудно приходилось арабским завоевателям в Азербайджане. Недовольство широких народных масс господством арабов, несоответствие догматов ислама прежним верованиям азербайджанцев, гнет и насилия арабских наместников - все это способствовало появлению новых сектантских учений, различных пониманий и толкований Корана. В мусульманских государствах вся власть была основана на законах ислама, который определял и оправдывал весь существующий государственный строй. Поэтому выступление против феодального господства, всегда трактовалось, как выступление против ислама вообще. Фактически так оно и было. Все оппозиционные движения, направленные против господства арабов и их наместников в эпоху средневековья, носили религиозный характер. Отсюда возникло широкое сектантское движение, распространившееся в Иране и в Азербайджане. Большое влияние когда-то имело метафизическое учение, известное под названием "Тасаввуф"; оно было очень популярно в мусульманских феодальных государствах. В большинстве случаев суфии принадлежали к угнетенным слоям народа, объединившимся против господствующей религии и власти на почве критики догматов ислама. "Добросовестное изучение духа суфийских произведений,- пишет А.Е.Крымский, - привело меня к убеждению, что все причины распространения доктрины сводятся к социально-экономическим. В этой мысли убеждал меня и тот исторический факт, что эпохи главного процветания суфизма всегда совпадают с эпохами страшных народных невзгод. Вначале суфиями называли различные группы людей, объединившихся под знаменем аскетизма, или мистицизма, или же пантеизма. Каковы же были причины, заставлявшие людей пойти на это? Во-первых, аскетизм в халифате вызывался к жизни теми же условиями, какими он вызывался и в Византии в эпоху ее разложения и в Западной Европе в средние века: безотрадными социальными и экономическими обстоятельствами. Беспомощные, разоренные бедняки - это самые многочисленные приверженцы суфизма. Хорасан (персидская провинция), сыгравший такую важную роль в истории суфизма, был в экономическом отношении несчастнее других областей. Главную причину силы мистицизма надо видеть в недостатках ислама. Во-первых, теократия ислама, то есть соединение власти духовной и светской в одних руках: мусульманское духовенство является в то же время классом чиновно-бюрократическим. Чиновничья власть халифа очень больно отражалась на бедных классах. В арабской и особенно персидской литературе очень рано встречаются жалобы, что чиновники - духовные - подкупны, судят лицеприятно, берут взятки, словом, как говорил Хайям, "кровь-сосут из людей". Злоупотребления клерикалов невольно влекли страдающих бедняков к мистицизму, к той мысли, что в сношениях между богом и человеком не требуется никаких посредников. Далее, для массы мусульман, для неученого народа, Коран, написанный на непонятном арабском языке, оставался пустым звуком, а мистическая проповедь суфизма была всем понятна". В поэзии суфизм проявлялся своеобразно. Очень часто суфийские поэты выступали в эпоху средневековья с вольными идеями, воплощенными в религиозную оболочку, с антиклерикальными и антиаскетическими стихами. Эротические и вакхические мотивы занимали значительное место в суфийской поэзии. Поэты-суфии вместе с тем уделяли, большое внимание личности человека, положению мусульманской женщины; они выступали против существующих порядков, реформируя на Востоке религиозные верования. Слово "суфий" также прилагалось к правоверным мусульманским аскетам-мистикам. Суфиями на Востоке называли себя и философы-пантеисты, отождествлявшие личность с богом, природу с божеством. Распространение суфийских идей в поэзии народов Ближнего Востока сказалось в аллегориях, в вакхических образах, в воспевании вина, любви, человеческой страсти. Основа суфийской поэзии, несмотря на свои оппозиционные мотивы, была идеалистической. Некоторые поэты-суфии, более близкие к пантеистическому мышлению, отвергали мусульманского аллаха и расплачивались за это жизнью (например, азербайджанский поэт-хуруфит XIV века Насими Имадэддин). Влияние суфизма на Низами не носило глубокого характера. Его пессимизм и фантастика в значительной мере были характерны и для некоторых других поэтов, современников Низами. Тем не менее эти своеобразные суфийские мотивы были больше связаны с романтическим эпосом, вновь, после Фирдоуси, возрожденным азербайджанцем Низами. В центре внимания Низами - человеческая личность, судьба и переживания героев.
Ярче всего романтизм Низами выражен в поэме "Лейли и Меджнун". Мотив неудовлетворенной любви, судьба двух любящих людей, разлученных племенной враждой, разработан великим поэтом с глубоким пониманием человеческой души. В лирических излияниях героев "Лейли и Меджнун" звучит печаль, неопределенная и возвышенная тоска, разочарование. Поэт правдиво и ярко показал в поэме неравенство женщины и мужчины, печальную женскую долю в условиях феодально-мусульманского быта. Он первый среди азербайджанских поэтов воспел девушку, стремящуюся вырваться из душного гарема к солнцу, к свободе, к личному счастью. Но героиня поэмы Низами, Лейли, еще слабая, одинокая женщина, у которой не хватает смелости и отваги разорвать узы рабства, цепи религиозного и феодального гнета. Она не может жить с нелюбимым человеком, покорно подчиниться насилию, но в то же время она не может бороться за свою свободу. Лейли - это слабый беззащитный цветок, скорбный образ рабыни. В разлуке с любимым она "душу и тело разлучила и в страсти сгорела". Песня о свободной любви, созданная Низами Гянджеви, через несколько столетий вдохновила другого великого азербайджанца - поэта Физули. Мотив неудовлетворенной любви зазвучал в произведениях поэта XVI века с новой силой. Романтический герой, страдающий от безнадежной любви, превратился у Физули в борца за свое счастье, за свою судьбу. Он противопоставил себя обществу, традициям и религии. Поэзия Низами всегда имела большое распространение на Востоке. Низами сознавал величие своей поэзии. Свою поэму "Лейли и Меджнун" он закончил словами: "А эта повесть, как караваны, прошла через все, где любят, страны". Произведения Низами Гянджеви переведены на ряд европейских языков. Его богатое поэтическое наследие является ценнейшим вкладом азербайджанского народа в сокровищницу мировой поэзии. Низами скончался в 1209 году в Гяндже. Могила великого поэта Низами, находится недалеко от Гянджи.
В бессмертных творениях Низами Гянджеви отражены думы и чувства азербайджанского народа, его богатая история и быт. Вот почему азербайджанский народ на протяжении восьмисот лет так высоко чтит память своего великого сына. Много столетий его могила служила местом поклонения. Низами, далеко опередивший свою эпоху, имел большое влияние на развитие азербайджанской поэзии. При жизни поэта его биография не была написана. Лишь после смерти Низами его жизнь и творчество стали предметом изучения. Уже вскоре после его смерти жизнь и творчество поэта обрастают различными легендами, которые повторяются составителями тезкире или сборников произведений поэта и доходят в таком виде до XIX века. Из биографических данных, почерпнутых из произведений поэта, известно, что дербентский правитель, восхищенный талантом Низами, посылает ему в подарок кыпчакскую девушку по имени Афаг. Она становится женой Низами. У них был единственный сын Мухаммед. Известно, что Низами в отличие от придворных поэтов-панегиристов, сохранил самостоятельность, будучи далеким от дворца. Правда, ему приходилось посвящать свои произведения отдельным правителям, чтобы получать от них необходимое для жизни вознаграждение. Но Низами, даже тогда, когда он получал заказ на создание произведения на определенную тему, творил в соответствии со своими философскими и эстетическими воззрениями, не ставил своей задачей лишь угодить правителю, давшему заказ. Поэт, творивший в обстановке процветания отдельных поэтов-панегиристов, лишь услаждавших слух своих хозяев-феодалов изысканными бейтами, был непримирим к легкому успеху, осуждал тех поэтов, которые разменивали свой талант на золото.
Его произведения уже при жизни поэта получили признание на Среднем и Ближнем Востоке. Им подражали, мотивы их использовали поэты Востока ("Бустан" Саади Ширази, "Месневи" Джаллаладдина Руми). Начиная с XII века вплоть до XX века появляются на Востоке так называемые "ответы" на "Хамсе" Низами. Известны около 80 "Хамсе", созданных различными поэтами Востока. Такова была сила воздействия "Пятерицы" Низами. Отметим наиболее прославленных и известных авторов "Хамсе". Это - поэт из Индии Эмир Хосров Дехлеви (XII в.), азербайджанский поэт Ариф Ардебили (XIV в.), узбекский поэт Алишер Навои (XV в.), среднеазиатский поэт Абдурахман Джами (XV в.) и другие. Большой интерес к творчеству Низами проявили востоковеды и исследователи литературы, поскольку произведения Низами получили распространение и в странах Европы. Начиная с середины XIX века, европейские ученые-востоковеды стали изучать произведения Низами. Французский востоковед де Эрбель, затем в начале XIX века Хаммер Пургштал и другие ученые знакомили европейских читателей с жизнью и творчеством азербайджанского поэта. Известно, что западноевропейские писатели, в частности Гете, восхищались Низами. Под его влиянием Гете создал свой "Западно-восточный диван", использовав мотивы "Хамсе" Низами. С XIX века и в России творчество Низами становится объектом научного исследования. Его произведения начали переводить и издавать. Появились статьи о его творчестве. Большую роль в этом сыграли такие ученые, как Ф.Эрдман, Ф.Шармуа и др. Первая научная биография поэта появляется в 1872 г. Ее создал венгерский учений В.Бахер; она опубликована в его книге "Жизнь и произведения Низами". В XIX веке творчество Низами становится предметом исследования в Иране, Турции и других странах Востока. Высоко ценили его и азербайджанские писатели XIX века: А.Бакиханов, М.Ф.Ахундов и другие. В XX веке большую работу по систематизации творческого наследия Низами проделали такие ученые Европы, как Э.Браун, Р.Леви, Хорн и другие.
Новый этап в развитии низамиведения начался в середине XX века; тогда и появились труды А.Крымского, Ю.Марра, Е.Бертельса, И.Брагинского, Г.Араслы, М.Гулизаде и других ученых. И это было связано с подготовкой к 800-летию Низами.


--------------------
Mən istəyirəm ki,sən biləsən-sevgi mənim ürəyimdə yaşayır.


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #11
>
kederli qozel
сообщение 31.3.2009, 12:09
>
 


Турецкая подданная
Иконка группы

За особый вклад в развитие форума 2 за 7000 сообщений Администратору форума за неустанный и кропотливый труд за 6000 спасибо С Новым 2014 годом!
Группа: Заслуженный админ
Сообщений: 6595
Регистрация: 21.2.2009
Из: bacu
Пользователь №: 3
Спасибо сказали: 7029 раз(а)

Награды: 5


Репутация:   21  


Самед Вургун (1906-1956)
Самед Юсиф оглы Векилов родился 21 марта 1906 г. в селении Юхары Салахлы (Верхние Салахлы) Казахского района в семье, принадлежащей к бекскому сословию. Известна 300-летняя история поколения Векилагалы, позднее Векиловых. Мать поэта принадлежала к этому же сословию. Из поколения Векилагалы вышли весьма смелые, опытные военные, просветители, врачи, поэты.
В годы царской России они жили в Казахе, Тифлисе и др. местах. Orец поэта Юсиф ага жил в селе, последние годы в Казахе. Будучи весьма щедрым, он не смог сохранить свое богатство и обеднел. Детство маленького Самеда было очень тяжелым. Когда ему было 6 лет, умирает его мать, в возрасте 28 лет. Жил Самед на попечении отца Юсиф ага и бабушки по материнской линии - Айши ханум. Муж Айши ханум, дедушка поэта Мехтихан ага был поэтом, известным в народе под псевдонимом Кюхансал. Видный Азербджанский поэт, визирь Карабахского хана - Ибрагим хана Молла Панах Вагиф (1719-1797) тоже принадлежал этому роду. Маленький Самед провел детские годы в родном селе, получил здесь же начальное образование. В 1922 г. умирает отец поэта Юсиф ага, а годом позже - бабушка, Айша ханум. О Самеде и его брате Мехтихане заботится их двоюродная сестра Хангызы Векилова. В 1918 г. видный просветитель и литературовед Фирудин бек Кочарли перевел азербайджанское отделение Горийской семинарии в Казах, основав Казахскую учительскую семинарию. Семинария стала передовым очагом просвещения. Среди принятых в семинарию сельских детей были братья Самед и Мехтихан Векиловы. Супруга Фирудин бека Бадисаба Векилова (Кочарли), приходил ась ближайшей родственницей поэту.
Самед Векилов бьш любознательным, чутким, однако болезненным, вместе с тем волевым, смелым и находчивым мальчиком. С первых дней учебы проявляется его природный талант. В эти годы он с большим интересом относится к творчеству Вагифа, Видади, Закира и Сабира, знакомится с произведениями А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, турецких писателей Тофика Фикрета, Намика Камала и Мамеда Эмина. Наделенный прекрасным голосом он замечательно пел и читал стихи, участвовал во многих любительских спектаклях. Первые стихи были написаны им в годы учебы в семинарии. Это были лирические гошма (одна из форм народной поэзии). Они печатались в семинарской стенной газете. Первая публикация поэта - стихотворение «Обращение к молодежи» вышло в 1925 г. в Тифлиской газете «Yeni Fikir» (Новая мысль). Оно было написано по случаю окончания семинарии.. По окончании семинарии Самед Векилов преподает азербайджанской язык и литературу в разных селах и районах Азербайджана, в том числе, в Казахе, в Кубе, а также на родине великого Низами в Гяндже. Постепенно поэзия овладевает всем существом и помыслами поэта. Псевдоним «Вургун» (Влюбленный) является объяснением его любви к родному народу, Родине, чарующей природе родной земли. В последствии он писал по этому поводу:
Я полюбил человека и природу,
В миг, когда взял в свои руки перо.
В 1929 г. С.Вургун поступает на литературный факультет 11 Московского Университета. В годы учебы в Москве он активно занимается творческой деятельностью. Стихи этих лет на политическую и лирическую тематику вошли в его книгу стихов «Шаирин анды» ("Клятва поэта") изданную в 1930 году. 1930-40-ые годы - период рассвета и подъема поэтического таланта Вургуна. В 1934 г. выходит поэтический сборник стихов «Кенюл дефтери» «Тетрадь души»), 1935 г. книга «Шеирлер» («Стихи») в этот период поэт, очищая язык поэзии от иностранных слов, в значительной степени обогащает нашу литературу и драматургию новыми произведениями. Только в 1935 г. С.Вургун создает 7 поэм и около 100 стихотворений. Написанное в 1934 г. стихотворение «Азербайджан» является жемчужиной азербайджанской литературы. В нем отразилась древняя история родного Азербайджана, красота природы, природные богатства, а также миролюбие, открытость и гостеприимство родного народа. В этом же году происходит перемена и в личной жизни С.Вургуне. Он женится на золовке поэта Абдулла Шаига Хавер ханум Мирзабековой. Поэт бьш заботливым и любящим отцом. Когда супруга Хавер ханум сетовала на капризы детей С.Вургун говорил: «Я был лишен родительской заботы, пусть мои дети растут свободными. Прекрасным выражением этого состояния были стихи, адресованные поэтом Хавер ханум и детям:
Юсифом, Вагифом любуйся, гордись!
Пусть будет счастливее всех Айбениз!
Сопутствуй Вургуну, на веки, всю жизнь,
Еще сотню лет будь опорой моей!
В 1936-37-х годах С.Вургун наряду с созданием новых произведений занимался и переводческой деятельностью. Им был переведен на азербайджанский язык роман в стихах А.С.Пушкина «Евгений Онегин»:
Жемчужины пота на лбу я провел
Два года в горячем труде. Наконец
На родной турецкий язык перевел
Поэзии русской нетленный Beнeц
За этот перевод поэту была вручена «Медаль А.С.Пушкина», Пушкинского комитета. В эти годы им осуществлен мастерский перевод одной части поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре», за что он был награжден Понетной грамотой Грузинской ССР. им также бьши переведены некоторые произведения Тараса Шевченко, Максима Горького, Ильи Чавчавадзе и Джамбула. Во второй половине 1937 г. С.Вургун создает свою бессмертную драму «Вагиф». В произведении, завершенном с поразительной скоростью, за 3-4 недели, поэт с любовью и мастерством воспроизвел трагическую судьбу М.П.Вагифа, его поэтическую возвышенность, человеческое совершенство. За драму «Вагиф» С.Вургун в 1941 г. удостаивается звания «Лауреата Сталинской премии». Кровавые репрессии 1937-38-х годов не обошли и С.Вургуна. Недоброжелатели, завидовавшие силе его поэтического таланта, авторитета и всенародной к нему любви, пытались очернить поэта ложными обвинениями в национализме и вывести его из строя. Неоднократно его «вопрос» рассматривается на различных уровнях и великий поэт стоял перед дилеммой «быть или не быть?».
Поэта не раз вызывали в соответствующие организации. Испытывая моральные страдания С.Вургун, тем не менее, благодаря несгибаемой воле, смелости, своими логичными и действенными выступлениями разрушал планы противников... C.Bypryн, активно участвующий в подготовке 800 летнего юбилея Низами Гянджеви, начиная с 1939 года публикует статьи о Низами, выступает с научными докладами, осуществляет поэтический перевод его поэмы «Лейли и Меджнун». В 1939 г. С.Вургун создает вторую стихотворную драму «Ханлар», посвященную жизни революционера Ханлара Сафаралиева. В этом же году выходит его книга стихов «Азад ильхам» «Свободное вдохновение». В 1941 г. С.Вургун пишет следующую стихотворению драму «Фархад Ширин» на мотивы поэмы Низами "Хосров и Ширин". В дpaмe, созданной в годы войны, особое звучание приобретает воспевание высоких патриотических чувств. В 1942 г. за это произведение С.Вургун был вторично удостоен звания «Лауреата Сталинской премии». Особое значение в творчестве поэта занимает Великая Отечественная Война. Следующие строки:
Услышьте, родные твердыни, меня,
Считайте солдатом отныне меня!
- явились клятвой поэта перед Народом и Родиной. Они означали программу, творческий девиз не только самого поэта, но и всей азербайджанской поэзии военных лет. В военные годы поэт создает более 60 стихов, нескольких поэм, в том числе поэму «Бакинский дастан». В эти годы ширится поэтическая слава С.Вургуна. Листовки со стихотворением «Партизанам Украины» были сброшены с самолета в украинские леса для поддержки партизан. В 1943 г. в Америке, на конкурсе за лучшие антивоенные произведения, стихотворение «Напутствие матери» С.Вургуна получило высокую oцeнку. И среди выделенных на конкурсе 20-ти лучших стихотворений мировой поэзии на военную тему, было опубликовано в Нью-Йорке и распространено среди военнослужащих. В годы войны пламенный голос поэта-патриота еще более мощно звучал не передовой линии фронта, в госпиталях, на радио. В тяжелых военных условиях С.Вургун находился на передовой фронта: в Крыму, в Моздоке, в Грозном, в Новороссийске. В 1943 году в Баку по его инициативе был открыт Дом Интеллигенции им. Физули для проведения военных мероприятий и для встреч с фронтовиками. В философской драме «Инсан» («Человек»), написанной в 1945 году, поэт стремится в романтической манере воспроизвести будущее, показать силу человеческого духа, проявляющуюся в огненные годы войны. В «Городе братства» изображенное в драме «Инсан» собираются люди объединенные одной мечтой и идеалами. Риторический, общечеловеческий, глубоко философский вопрос автора «Победит ли разум на земле?» весьма актуален и сегодня, и остается актуальным для будущих времен. В отличие от других драм Самеда Вургуна «Инсан» была подвергнута партийной критике и снята с репертуара театра. Намного позже, после смерти автора, в 1974 г. драма «Инсан» была вторично поставлена на сцене театра и имела большой успех у зрителей, а также у театральной общественности. С.Вургун не только известный поэт, но и большой учений - теоретик, незаменимый организатор В 1945 году - поэт был избран действительном членом Академии Наук Азербайджанский ССР. В этом же году в Баку учреждается республиканское Общество Культурных Связей (АзОКС) с Ираном.
Председателем общества был назначен Самед Вургун. им с первых дней были определены задачи общества. Поэт приложил немало усилий в строительстве духовного моста между Иранским Азербайджаном и Азербайджанской ССР. В послевоенные годы С.Вургун, как общественный деятель, активно участвовал в деле установления мира во всем мире. В качестве депутата Верховного Совета СССР С.Вургун в 1947 г. Побывал в Англии, по пути в Берлине. Здесь его ждала большая радость: на сцене берлинского театра было поставлена его драма «Вагиф». Творческому коллективу театра было интересно и полезно выслушать мнение и советы автора. Примечательно было еще то, что немецкий режиссер привнес в образ Каджара штрихи присущие Гитлеру. В 1948 году он участвовал во Всемирном Koнrpecce деятелей культуры во Вроцлаве (Польша). По возвращении с конгресса он создает поему «Heгp говорит», которая в том же году была издана в Польше. Итогом зарубежных поездок поэта явился известный поэтический цикл «Европейские воспоминания». В 1951 г. C.Bypгyн по линии общества «Болгаро-Советской дружбы» посетил Болгарию. В зарубежной печати тех лет публикуются статьи о выступлениях C.Bypгyнa за границей, о его содержательных и насыщенных интервью на встречах, а также печатались его отдельные стихотворения. Широко популярно было стихотворение видного русского поэта Константина Симонова «Речь моего друга C.Bypгyнa на обеде в Лондоне». Послевоенный период творчества C.Bypгyнa был особенно плодотворным.
Один за другим написаны поэмы «Мугань» (1950-51) и «Знаменосец века» (1952). Стихи последних лет составили новый этап в его творчестве. Их отличает многоцветье и глубокая поэтичность. Отражая связь с жизнью, такие человеческие качества, как дружба и доброжелательность, они также явились выражением чувства священного долга перед народом. Несмотря на творческие успехи Самеда Вургуна в эти годы, в 1953 году он вновь подвергается несправедливым нападкам и давлению. Поэма «Айгюн» подвергается резкой критике, которая еще более обостряется после публикации в Москва статьи поэта «Права поэта». По указанию руководства республики статья обсуждалась в Союзе писателей Азербайджана, где было составлено письмо против поэта и послано в редакцию газеты в Москве. Вновь поэта обвиняли в национализме. Его книги были сняты с книжных полок библиотек, а пьесы вычеркнуты из репертуара театров. Поэту было запрещено покинуть город. Более того, разнеслась весть, что он арестован. И хотя этот факт не состоялся, однако ордер на его арест в сентябре 1953 года был выписан. Однако изменения в руководстве СССР и Республики помешали этому решению. (В январе 1956 года на суде тогдашнего руководителя республики М.Д.Багирова и его клики было предъявлено обвинение, которое разоблачало их указание «Уничтожить любимого поэта Азербайджана Самеда Bypгyнa - одного из выдающихся советский поэтов». С этой целью были представлены собранные две папки обвинительных материалов, а также ордер на арест поэта).
В 1953 году когда В жизни страны и республики произошли значимые перемены. Самед Bypгyнa назначили на должность вице-президента Акдемии Наук республики. С великим энтузиазмом он берется за вице-президентские обязанности. Он ставит крупные вопросы перед общественными науками, часами обсуждая насущные проблемы и проекты научных изданий. Будучи чрезвычайно доброжелательным человеком C.Bypгyн и на посту вице-президента старался помочь людям. Приход в науку таких ученых, как Сара ханум Ашурбекова и Пюста ханум Азизбекова связаны с именем C.Bypгyнa. Кроме того, ученые - языковеды Туркан Эфендиева, Вагиф Асланов, философ Джамал Мустафаев, историк Махал Мамедов и десятки других пришли в науку по его настоянию и помощи. Он помогал семьям аспирантов, направленных им же на учебу в Москву, так же оказывал материальную помощь аспирантам, получавшим небольшую стипендию. На территории СССР Самед Bypгyн был широко известен. Он был награжден в разные годы самыми высокими орденами и медалями СССР, был любимом поэтом советских народов. Именно ему был поручен «Содоклад о советской поэзии» (за 20 лет) на II Всесоюзном съезде советских писателей. Этот факт был с гордостью воспринят азербайджанским народом. В октябре 1955 года, находясь в составе советской делегации, направляющейся во Вьетнам, поэт заболел и был вынужден прервать поездку на полдорое. В Китае его помещают в Пекинский госпиталь. Но егo не покидает надежда на исцеление и возвращение к деятельной жизни. Короткие стихи, написанные на больничной койке, свидетельствуют о его воле и мужестве:
Безвременная смерть, посторонись,
Я с жизнью не расстанусь на чужбине.
Напрасно свой клинок взметнула ввысь
Я вновь пером вооружился ныне
И с жизнью не расстанусь на чужбине.
Спустя несколько недель он возвращается на родину. Болезнь его усугубляется... В марте 1956 года Самед Вургуну исполнилось 50 лет. Общественность страны готовилась к проведению юбилея. Руководство Азербайджана учредило звание «Народный поэт Азербайджана» и впервые этого имени был удостоен Самед Вургун. 12 мая 1956 года в Театре оперы и балета с участием литературной общественности СССР и зарубежных гостей состоялся торжественный юбилейный вечер. Спустя два недели 27 мая 1956 года в половине 8-го вечера навсегда сомкнулись очи поэта. Перестало биться пламенное сердце поэта, горящее немеркнущим творческим огнем. С 28 по 30-е мая народ нескончаемым потоком прощался со своим великим поэтом, гроб с телом которого был установлен в Азербайджанской Государственной Филармонии. Эти дни весь Азербайджан был в трауре... 30 мая поэт бьт похоронен в Аллее Почетного захоронения в Баку. В траурные дни со всех уголков страны на имя семьи поэта шли телеграммы с соболезнованями. В одной из телеграмм выражавшей глубокую сердечную боль отмечалось: «Пусть утешением для вас будет то, что со дня смерти Самеда Вургуна начинается его новая жизнь - бессмертие». И это действительно так... Имя Самеда Вургуна после смерти было увековечено повсеместно. На одной из центральных площадей Баку высится величественный памятник поэту, его имя присвоено площади и одной из центральных улиц. Его имя носят Русский Драматический театр, летний кино-театр в Приморском парке, нефтяной танкер.
Решением Моссовета одной из московских улиц присвоено имя С.Вургуна. В Киеве библиотека, в Душанбе школа N257 и в Болгарии техникум названы именем поэта. Во всех районах республики имя Самеда Вургуна носят десятки школ, домов культуры, улиц, парков и т.д. В советское время в республике его именам были названы колхозы и совхозы. В городах и селах имя поэта увековечено в памятниках и бюстах, в разных местах созданы уголки и маленькие музеи посвященные поэту. Среди них особое место занимает «Музей Самеда Вургуна» в городе Кахи, созданный педагогом Мамедом Ашуровым в доме, построенном им самим в своем дворе. В 1975 году в Баку в Дни советский литературы с участием литературной общественности страны был торжественно открыт Дом-музей поэта, а в 1976 году в его родном селе Юхары Салахлы (Верхние Салахлы), создан филиал музея «Дом поэзии» Самеда Вургуна.


--------------------
Mən istəyirəm ki,sən biləsən-sevgi mənim ürəyimdə yaşayır.


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #12
>
kederli qozel
сообщение 31.3.2009, 12:10
>
 


Турецкая подданная
Иконка группы

За особый вклад в развитие форума 2 за 7000 сообщений Администратору форума за неустанный и кропотливый труд за 6000 спасибо С Новым 2014 годом!
Группа: Заслуженный админ
Сообщений: 6595
Регистрация: 21.2.2009
Из: bacu
Пользователь №: 3
Спасибо сказали: 7029 раз(а)

Награды: 5


Репутация:   21  


Тагиев Гаджи Зейналабдин Таги оглы (1823 - 1924)
Тагиев Гаджи Зейналабдин - выдающийся деятель Азербайджана, один из основоположников нефтяной промышленности страны. Он вошел в историю азербайджанского народа как меценат, благотворитель, оказавший большое влияние на подготовку национальных кадров. Тагиев помогал становлению и развитию в республике образования, искусства, журналистики. Не зря азербайджанский народ называет его и поныне отцом нации.
Активный и удачливый предприниматель щедро занимался благотворительностью: построил школы, в том числе и для девочек; театр, который функционирует и поныне, учредил газеты и журналы, на его деньги учились в Англии, Германии, России и во Франции сотни молодых людей, в том числе такие знаменитые азербайджанцы, как Маммед Эмин Расулзаде и Нариман Нариманов. Тагиев З.Т. был награжден многими орденами и медалями Российской империи, Персии и Бухарского эмирата.
Тагиев родился в 1823 году в семье сапожника. Когда ему исполнилось 10 лет, мать умерла. Материальная нужда в семье заставила подростка пойти работать подносчиком раствора на стройке. Зарабатывал он тогда 6 копеек в день. В 12 лет начал тесать камень, а в 15 стал каменщиком. Накопив некоторую сумму, Тагиев купил два магазина и занялся торговлей мануфактуры.
Он был одним из первых азербайджанцев, занявшихся перегонкой нефти. В 1870 году Тагиев построил завод с двумя казанами (котлами) по выработке керосина, который в то время пользовался большим спросом, а через два года вложил капитал в нефтедобычу - пробурил первые скважины. В 1886 году основал фирму по добыче и переработке нефти на паях, а в 1897 году - собственную фирму.
В начале XX века Тагиев З.Т. занялся и ткацким производством: построил крупнейшую в России фабрику по выработке ткани, основал "Хазарское общество мануфактуры". Для ведения торговых операций совместно с другими местными предпринимателями основал в 1914 году Бакинский коммерческий банк и был избран председателем правления этого банка.
В 1916 году основал "Акционерное общество рыбной промышленности Тагиева": закупил рыболовецкие суда, создал рыбные промыслы, холодильники, заводы по переработке и консервированию рыбы в Азербайджане и Дагестане. К концу 1917 года состояние Тагиева З.Т. насчитывало 30 миллионов рублей. С установлением коммунистического режима в Азербайджане в 1920 году состояние Тагиева было национализировано.
Тагиев Гаджи Зейналабдин Таги оглы умер 1924 году в Мардакянах вблизи Баку. В годы советской власти его не преследовали. После его кончины был опубликован некролог в бакинской газете "Коммунист".


--------------------
Mən istəyirəm ki,sən biləsən-sevgi mənim ürəyimdə yaşayır.
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #13
>
kederli qozel
сообщение 31.3.2009, 12:11
>
 


Турецкая подданная
Иконка группы

За особый вклад в развитие форума 2 за 7000 сообщений Администратору форума за неустанный и кропотливый труд за 6000 спасибо С Новым 2014 годом!
Группа: Заслуженный админ
Сообщений: 6595
Регистрация: 21.2.2009
Из: bacu
Пользователь №: 3
Спасибо сказали: 7029 раз(а)

Награды: 5


Репутация:   21  


Узеир Гаджибеков (1885-1948)
Узеир Гаджибеков - великий композитор, классик азербайджанской музыкальной культуры, творчество которого сыграло основополагающую роль в истории национального музыкального искусства. С именем У.Гаджибекова связано становление и развитие в Азербайджане профессионального музыкального творчества, возникновение и эволюция многих жанров, создание ряда профессиональных коллективов. У.Гаджибеков был первым, кто начав композиторскую и общественную деятельность в тяжелых условиях жизни, создал на всем Ближнем Востоке национальный музыкальный театр. Активным участником строительства азербайджанской культуры становится У.Гаджибеков. Позже он создает лучшие свои произведения, открывающие новые страницы в национальном искусстве.
Автор первых опер, музыкальных комедий, массовых песен, газелл, кантатно-ораториальной музыки, произведений для оркестра народных инструментов, а также первой азербайджанской классической оперы-шедевра азербайджанского музыкального искусства - "Кёр-оглы", - У.Гаджибеков сыграл выдающуюся роль в развитии национальной культуры и как общественный деятель, драматург, ученый, фольклорист, педагог. Во все сферы своей многогранной деятельности У. Гаджибеков вкладывает огромнейший талант художника, просветителя. Велики его заслуги в становлении и развитии музыкального образования, музыкальной науки, просвещения широких масс.
У. Гаджибеков совершил перелом в развитии азербайджанской музыкальной культуры, выступив в своем творчестве как смелый новатор. Усвоив и продолжив традиции мировой и русской классики, органично соединив их с особенностями народно-национального искусства, У.Гаджибеков сумел создать на этой основе новый в азербайджанском искусстве профессиональный язык, заложив тем самым фундамент национального музыкального стиля. В силу этого само содержание народной музыки, не потеряв почвенности и интонационной самобытности, приобрело в произведениях У.Гаджибекова новые качества.
Самые различные традиционные формы - схемы, характерные для европейской музыки, обогащаются у У.Гаджибекова приемами развития, специфичными для жанров народной музыки. Таким образом, У.Гаджибеков впервые показал, как народная музыка с ее потенциальными возможностями может отливаться в развернутые крупномасштабные композиции общеевропейского плана с ярко индивидуальными самобытными чертами. Со смелостью художника-новатора композитор органично связывает национальное интонационно-ладовое мышление с гармонической функциональной системой.Реалистически художественно обобщив в своем искусстве завоеванное, У.Гаджибеков пришел в зрелом творчестве к небывалым вершинам мастерства. Глубоко почвенная, национальная к общезначимая музыка У.Гаджибекова, соединяющая в себе содержательность с непосредственностью высказывания, обращена как к профессионалам, так и к широким кругам слушателей. У.Гаджибеков - один из тех великих художников, которые сочетают в себе высокий талант с активно выраженной общественной деятельностью, гражданственностью и патриотизмом. Вся его жизнь - это жизнь борца за прогресс. Светлым жизнеутверждающим мировосприятием, любовью к людям отмечена музыка гениального художника Узеира Гаджибекова, творческие традиции которого продолжены в произведениях азербайджанских композиторов последующих поколений.
Узеир Абдул Гусейн оглы Гаджибеков родился 18 сентября 1885 года в селении Агджабеди в семье сельского писаря Абдуллы Гусейн Гаджибекова. Вскоре после рождения Узеира семья переселилась в город Шушу, где и прошло все детство композитора.
Шуша издавна славилась в Азербайджане как родина поэзии, музыки и певцов, как город со своими музыкально-творческими традициями. В Шуше жили и творили великие поэты XVIII века Вагиф, Видади, поэтесса XIX века Натаван, писатели-демократы А.Ахвердов, Н.Везиров и др.Неудивительно, что именно в Шуше в XIX и XX веках появлялось много любительских музыкальных и театральных кружков. Многие талантливые певцы, таристы, кеманчисты родом из Шуши. В Шуше часто создавались песни, которые очень скоро становились популярными по всему Азербайджану.
Неудивительно, что именно в Шуше был поставлен первый в Азербайджане любительский музыкальный спектакль под руководством писателя А.Ахвердова (1897-1898 гг.), - своеобразное театральное воплощение финала поэмы Физули "Лейли и Меджнун", названное "Меджнун на могиле Лейли". В этом небольшом любительском спектакле, где партию Меджнуна пел певец - ханенде Джаббар Карягды, в хоре участвовал тринадцатилетний Узеир Гаджибеков. Как вспоминал впоследствии У.Гаджибеков, тогда и появилась у него впервые мысль создать музыкально-сценическое произведение.
Музыкально одаренной была и семья Гаджибековых. Это частично объяснялось влиянием матери композитора Ширин-ханум Аливердибековой. Так, например, одним из первых композиторов Азербайджана стал впоследствии и старший брат Узеира - Зульфугар Гаджибеков. С раннего детства Узеир узнал и полюбил народную музыку. К двенадцати годам он прекрасно пел мугамы, играл на таре. Начальное образование У.Гаджибеков получил в Шушинской двухгодичной школе.В 1899 году Узеир едет в Грузию и поступает в Горийскую семинарию. Горийская семинария в то время играла большую роль в деле народного образования в Закавказье. Здесь учились многие будущие деятели культуры Азербайджана - писатели, актеры, музыканты. Так, например, в Горийской семинарии учился писатель и выдающийся общественный деятель Нариман Нариманов, драматург Сулейман Сани Ахундов, композитор Муслим Магомаев, актер-певец Мамед Ханафы Терегулов и другие. Горийская семинария готовила педагогов для общеобразовательных школ.
Она давала им и начальное музыкальное образование. Музыкальным занятиям учащихся уделяли здесь большое внимание. Каждый семинарист посещал уроки пения, учился играть на каком-нибудь инструменте. Обязательным было участие в оркестре и хоре. У.Гаджибеков обучается игре на скрипке, на баритоне, приобретает знания по элементарной теории, сольфеджио. Всегда с большим интересом участвует он в семинарских хорах, оркестре. В семинарии У.Гаджибеков впервые делает записи народных песен, обрабатывает их для хора. В годы обучения в Гори он знакомится с произведениями классиков - Моцарта, Глинки, Чайковского, Бизе, Верди, оставившими глубокое впечатление в душе будущего композитора - оказавшими на него огромное влияние. Во время каникул он часто ездит в Тифлис, где посещает концерты симфонического оркестра и особенно оперные спектакли. Тифлисский оперный театр тех лет отличается высокой исполнительской культурой и обширным репертуаром, что несомненно, оказало большое влияние на У.Гаджибекова, усилив его тягу к музыкально-сценическим жанрам.
Окончив в 1904 году семинарию, У. Гаджибеков год работает в Гадруте и затем начинает свою педагогическую деятельность в школах для детей рабочих в промысловых районах города Баку. Много сил и энергии отдает он обучению детей в нефтяном поселке Биби-Эйбате. Для детей, обучающихся на азербайджанском языке, будущий композитор составляет первый учебник по арифметике, переводит на азербайджанский язык повесть Гоголя "Шинель", организовывает музыкальные кружки.В эти годы начинает У.Гаджибеков и свою просветительско-публицистическую деятельность. Он пишет статьи и фельетоны в газеты, в журнал "Молла Насреддин", подписанные зачастую "Некто" (Филанкес). Небольшие по объему статьи и фельетоны У.Гаджибекова направлены против жестокой эксплуатации трудящихся, они высмеивают уродливые устои патриархально-феодального быта, темноту, косвенность. Горячее сочувствие вызывают в Гаджибекове: стачка бакинских рабочих в 1904 году, революционные события 1905 года. В статьях и фельетонах он смело высказывал свои мысли и взгляды.
25 (12) января 1908 года на сцепе Бакинского драматического театра была поставлена первая опера У.Гаджибекова "Лейли и Меджнун", знаменующая собой рождение азербайджанской национальной оперы. Она была и первой на всем Востоке. В основу сюжета оперы, повествующей о трагической любви Лейли и Меджнуна, была положена поэма великого поэта М.Физули, с которой У.Гаджибеков познакомился задолго до написания оперы.Композитор писал впоследствии: "Работу над оперой я начал в 1907 году, хотя идея о ней зародилась значительно раньше, примерно в 1897-1898 годах, когда мальчиком я впервые увидел в родном городе Шуше на любительском спектакле сцену "Меджнун на могиле Лейли". Картина эта так глубоко взволновала меня, что через несколько лет, приехав в Баку, я решил написать нечто вроде оперы".Композитор обратился к подлинному тексту поэмы Физули. Для изложения в музыкальной форме романтически лирического содержания поэмы У.Гаджибеков обращается к классическим образцам народного творчества - мугамам, которые заменяют основные музыкальные формы (вместо традиционных арий, ариозо), раскрывающие образы героев.Музыка оперы представляет собой чередование мугамов с несложными оперными формами. У.Гаджибеков писал о своей работе над "Лейли и Меджнун": "В качестве музыкального материала я предполагал использовать классические образцы народного творчества-мугамы. Задачей моей было лишь подобрать к словам Физули эту разнообразную, богатую по форме и содержанию музыку и разработать драматическую канву действия..."Таким образом, У.Гаджибеков сам определяет стиль "Лейли и Меджнун" как оперы мугамно-импровизационной. Кроме мугамов, в опере были использованы и песенно-танцевальные образцы народного творчества. Одновременно были и эпизоды, полностью сочиненные самим композитором. Партитуры с выписанными партиями солистов и оркестра опера не имела - её заменяли отдельные нотные записи и большое число заметок автора, его указаний о мугамах, ладах, темпе, динамических оттенках и т.д.Этот рабочий сценарий назывался "дирекцией". По нотам играли лишь скрипачи, флейтисты и кларнетисты. Господствовало в опере одноголосие, хотя в ней были и традиционные оперные формы - хоры, небольшие танцевальные номера, дуэты, массовые сцены. Но все они отличались весьма простым и несложным гармоническим языком. Эти номера очень естественно, органично переплетаются с мугамными импровизациями, заменяющими арии героев.
Вслед за "Лейли и Меджнун" композитор написал и ряд других опер - "Шейх Санан" (1909 г.), "Рустам и Зохраб" (1910 г.), "Шах Аббас и Хуршуд Бану" (1911 г.), "Асли и Керем" (1912 г.), "Гарун и Лейла" (не поставлена на сцене). Во всех этих операх У.Гаджибекова прославляются любовь, верность, труд, добро, справедливость, мужество. В эти же годы У.Гаджибеков пишет свои музыкальные комедии: в 1909 году - комедию "Муж и жена", в 1910 году - "Не та, так эта". В музыкальных комедиях композитор осуждает уродливые стороны жизни, высмеивает фанатизм, мракобесие, борется за раскрепощение женщины.Решив в 1911 году продолжить свое музыкальное образование, У.Гаджибеков едет в Москву и поступает на частные музыкальные курсы, но вскоре прерывает учебу. В 1913 году он едет в Петербург и поступает в консерваторию. В период обучения в Петербурге он написал свою лучшую музыкальную комедию "Аршин мал алан"("Рецепт удачной женитьбы"). Либретто "Аршин мал алан", как и предыдущих музыкальных комедий, было написано самим композитором. Комедия "Аршин мал алан" впервые была поставлена в г.Баку в октябре 1913 года.
У.Гаджибеков много сил и внимания отдавал музыкальному образованию нового поколения. Он организовал первую музыкальную школу для учащихся на азербайджанском языке, музыкальный техникум, заведовал музыкальной секцией Народного Комиссариата просвещения, руководил музыкальным отделом радиовещания. Вскоре У.Гаджибеков становится заместителем ректора, а затем ректором Азербайджанской государственной консерватории.В 1926 году он организует в стенах консерватории первый многоголосный хор, а в 1936 году - хор при Азербайджанской государственной филармонии. В 1931 году У.Гаджибеков создает первый в Азербайджане нотный оркестр народных инструментов. В эти годы он продолжает писать большое количество статей по самым различным вопросам музыкальной культуры Азербайджана. Проводит он и большую научную работу по изучению народной музыки, делает записи и обработки многих народных песен. В 1927 году, совместно с М.Магомаевым, У.Гаджибеков создает первый в Азербайджане сборник народных песен.
В 20-е годы начинает У.Гаджибеков работу над книгой "Основы азербайджанской народной музыки", которую завершает в 1945 году. Не прекращает он и свою творческую деятельность. В конце 20-х - начале 30-х годов им созданы две фантазии для оркестра народных инструментов № 1 "Шур" и № 2 "Чаргях", а также первое в республике ансамблевое сочинение "Трио" ("Ашугское" для скрипки, виолончели и фортепиано). В начале 30-х годов им созданы кантаты, посвященные 1000-летию Фирдоуси, сделаны обработки народных песен для хора и т.д.Особой популярностью пользовались созданные У. Гаджибековым в эти годы массовые песни. Это лирическая песня "Черные глаза", "Красноармейский марш", написанный в жанре строевой, походной песни, "Мазут", посвященная бакинским нефтяникам.
В 1937 году У.Гаджибеков завершил свою оперу "Кёр-оглы", которая была поставлена на сцене Азербайджанского государственного театра оперы и балета имени М.Ф.Ахундова. В 1938 году "Кёр-оглы" была показана в Москве на Декаде искусства Азербайджана. Слушатели столицы нашей Родины восторженно приняли оперу "Кёр-оглы". У.Гаджибекову после проведения Декады было присуждено звание народного артиста СССР, а несколько позже он был удостоен Государственной премии СССР.
Начавшаяся в 1941 году Великая Отечественная война поставила перед азербайджанским искусством, как и перед всем советским искусством, новые задачи. Надо было отразить в творчестве героические события действительности. Много и напряженно работает У.Гаджибеков в годы войны. Он ведет огромную музыкально-общественную работу, активно занимается творчеством. В годы войны он пишет героико-патриотические песни, марши, кантату, отражающие борьбу нашего народа с фашистскими захватчиками. Среди песен, написанных в эти годы, - "Ария Отчизны", "Материнское напутствие сыну", "Марш бойцов", "Сестра милосердия", "В добрый путь", "Рассказ раненого бойца".Крупным произведением У.Гаджибекова явилась кантата для солиста, хора и симфонического оркестра "Родина и фронт", созданная в годы войны.
В те же годы в творчестве У.Гаджибекова зарождается и новый инструментальный жанр "Джанги", наследующий традиции и многие особенности народных воинственных мужских плясок. Написанная композитором первоначально для оркестра народных инструментов, "Джанги" была несколько позже переложена для фортепиано. Мужественная, героическая музыка "Джанги" явилась отражением патриотического духа народа. И потому маршево - плясовая "Джанги" У.Гаджибекова заимела вскоре многих продолжателей - композиторы республики создали ряд подобных пьес. В 1941 году исполнилось 800 лет со дня рождения великого поэта Азербайджана Низами Гянджеви. К юбилею У. Гаджибеков написал на газеллы Низами два романса "Сенсиз" ("Без тебя") и "Севгили джанан" ("Возлюбленная"). Их обычно называют романсы-газеллы.
Этот период является периодом создания вокально-инструментальных произведений.По примеру газеллы У.Гаджибекова далее создают газеллы многие композиторы Азербайджана. В честь окончания войны У.Гаджибеков пишет вокально-симфонические произведения: "Гимн Победы", а в 1946 году - Государственный гимн Азербайджана. Последние годы композитор работал над оперой "Фируза". Завершить оперу он не успел. Известна лишь одна ария Фирузы.
23 ноября 1948 года, после тяжелой болезни, Узеир Гаджибеков скончался. Имя У.Гаджибекова присвоено Азербайджанской государственной консерватории, Государственному симфоническому оркестру филармонии, Агдамскому музыкальному училищу, а также одной из центральных улиц г.Баку.


--------------------
Mən istəyirəm ki,sən biləsən-sevgi mənim ürəyimdə yaşayır.
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #14
>
kederli qozel
сообщение 31.3.2009, 12:11
>
 


Турецкая подданная
Иконка группы

За особый вклад в развитие форума 2 за 7000 сообщений Администратору форума за неустанный и кропотливый труд за 6000 спасибо С Новым 2014 годом!
Группа: Заслуженный админ
Сообщений: 6595
Регистрация: 21.2.2009
Из: bacu
Пользователь №: 3
Спасибо сказали: 7029 раз(а)

Награды: 5


Репутация:   21  


Фикрет Амиров (1922-1984)
Фикрет Амиров-выдающийся композитор, представитель камерно-вокального тврочества, один из ведущих мастеров азербайджанского музыкального искусства, внесший вклад в сокровищницу многонациональной музыкальной культуры страны. Творчество Ф.Амирова получило широкое признание в Азербайджане и далеко за его пределами. Часто и с огромным успехом звучат его произведения в Москве, Киеве, Новосибирске, Тбилиси, а также в США, Германии, Англии, Турции, Египте и т.д. На многих концертных эстрадах мира исполняются созданные композитором симфонические мугамы и симфония "Низами". Неоднократно они исполнялись такими выдающимися дирижерами мира, как Г.Абендрот, Ш.Мюнш, Л.Стоковский и др. За пределами республики известна опера Ф.Амирова "Севиль". Всенародное признание и популярность завоевал балет "Тысяча и одна ночь". Круг художественных интересов Ф.Амирова чрезвычайно многогранен. Он автор оперы, балетов, симфонии, симфонических поэм, симфонических мугамов, сюит, каприччио, фортепианных концертов, сонаты, музыкальных комедий, песен, романсов, фортепианных пьес, музыки к драматическим спектаклям, кино и т.д.
Однако, несмотря на широту творческого диапазона композитора, ведущими для него являются два жанра - симфонический и музыкально-сценический, в которых особенно ярко и полно выражено огромное дарование художника. В творчестве Ф.Амирова наметились новые ветви национального симфонизма. Одним из ярчайших образцов его явились симфонические мугамы, значение которых огромно не только для нашей страны, но и для многих стран мира. Тип жанрово-характерного симфонизма, созданный композитором в симфонических мугамах, стал одной из ярких линий азербайджанского симфонизма в целом.Ф.Амиров - автор первой в Азербайджане лирико-психологической оперы на современную тему. Он же автор первого инструментального концерта в Азербайджане.
В 70-е годы Ф.Амиров обогатил национальный балет новым для него типом сказочного балета.Содержание творчества Ф.Амирова огромно: здесь и проблема социально-этического характера, и раскрытие духовного мира своего народа, и картины его жизни в прошлом и настоящем. Особое место в его творчестве занимает внутренний мир человека со всеми его радостями и горестями, духовная его красота.Ф.Амиров-всегда в центре актуальной проблематики музыкального искусства своего времени. Произведения Ф.Амирова всегда и неизменно несут в себе позитивное начало, положительно социальный, этический идеал, светлое мироощущение торжествующей человечности. Источник его-вера в человека, в жизнь, в неисчерпаемые силы народа. Не случайно одной из ведущих тем его творчества становится тема Родины.Ф.Амирову-композитору свойственны такие контрастные образные сферы, как открытая эмоционально насыщенная и изящная лирика, драматизм и эпико-лирическая повествовательность, элегическая грусть, скорбь и сочная жанровость, радость ликования и мягкий юмор. Несмотря на многообразный характер содержания творчества, ведущей образной его сферой является лирика. Самые объективные картины жизни, борьбы, эпического повествования преломляются в его изложении в глубоко индивидуальном, личностном аспекте. Отсюда эта лирическая окраска его эпических, драматических высказываний, философских раздумий. В лирико-драматическом плане решена им (в опере "Севиль") и революционная тема становления человеческой личности.
Не случайно так близка оказалась ему и лирическая повествовательность мугамов, с которой ассимилируется и другое качество его дарования - драматизм, субъективно-экспрессивный отклик на все события прошлого и настоящего, романтическая приподнятость. Многообразием оттенков отмечена в его музыке и сама лирика. Она проявляет себя и как эмоционально-насыщенная, и как мягкая лирика бытового жанрово-характерного плана. В свою очередь и эмоциональное начало, будучи вполне земным, реальным имеет несколько градаций - от романтически-патетического до изящной грации.Ф.Амиров-композитор, творчески сформировавшийся в нашей действительности. Воспитанник Азербайджанской консерватории, он принадлежит к плеяде, выросшей и развившейся под непосредственным воздействием творчества классиков мировой и русской музыки. Особенно велико на него воздействие Чайковского, которого он горячо любил. Несомненное воздействие оказало на него общение с У.Гаджибековым, под руководством которого он изучал народную музыку. Определенное влияние оказывает на него творчество Асафа Зейналлы, внесшего в азербайджанскую музыку линию лирического, личностного начала. Именно от романсов Зейналлы во многом тянутся определенные нити к лирически насыщенному выражению в музыке Ф.Амирова. Близок ему и любим - мир ярких красочных образов, запечатленных в музыке А.Хачатуряна, творчество которого он внимательно изучал. Но любые традиции и влияние, как уже говорилось, всегда как бы "растворяются" в индивидуальном почерке Ф.Амирова, в его стиле, в котором немаловажное место занимает и типично амировская колоритность и красочность.Ф.Амиров принадлежит к числу тех выдающихся художников, в творчестве которых всегда очень ярко проявляется национальный характер, музыка которых имеет запоминающийся национальный облик. Именно в этой глубокой почвенности - одна из причин особой популярности музыки Ф.Амирова. Близость к первоисточникам национальной музыкальной культуры и органическое претворение фольклора в классических формах, позволяют охарактеризовать Ф.Амирова, как прямого продолжателя (именно в этом плане) традиций У.Гаджибекова. Национальная самобытность музыки Ф.Амирова, будучи наглядной и иногда "обнаженной", сказывается во всех компонентах его музыкального языка - лада, мелодии, гармонии, метроритма.
Поиски все новых и новых сфер и ракурсов воплощения народного духа приводят композитора к созданию произведений, новаторских по форме и средствам выражения. Народная музыка для Ф.Амирова-источник творчества, великая художественная ценность, голос души и сердца, народа. Отсюда и бережное, чуткое, высокое этическое отношение композитора к каждому образцу народной музыки.
Ф.Амиров постигает музыкальную речь, музыкальное мышление народа, с той степенью глубины при которой они становятся элементами его собственного стиля, его музыкального языка. Иными словами, народная музыка для Ф.Амирова-родная речь, которой он выражает свои мысли и чувства. Он мыслит "по народному", для него обычны строй речи народа, характер, манера чередования образов, картин. Интонации народной речи становятся для него своими, он высказывается зачастую "мугамно", "песенно", не являясь стилизатором и не копируя. Особенно близка ему интонационная сущность мугама, его принцип постепенного развертывания мысли. Именно поэтому многие его произведения вошли в золотой фонд музыкального творчества народа.
Большой мастер, художник, оснащенный всем комплексом современной музыкальной технологии, Ф.Амиров привносит во все написанное печать оригинальной творческой индивидуальности. К каким бы жанрам или формам музыки он ни обращался - будь это симфонические мугамы или песни, опера или инструментальные миниатюры - во всем отчетливо проглядывает рука самобытного мастер?..
С важнейшей стилистической чертой музыки Ф.Амирова-господством лирики-связана и огромная роль мелодии в его композициях, независимо от их жанровой природы. "Душа его музыки - мелодия", - писал великий композитор современности Д.Шостакович.
Сочная, яркая мелодия Ф.Амирова самого различного содержания и склада, всегда овеяна ароматом свежести, индивидуальной неповторимости. Она вокальна по своей природе и напевна даже в тех случаях, когда мелодия инструментальна по типу. Эта напевность и делает мелодии Ф.Амирова легко запоминающимися, ибо в мелодии он ближе всего к музыкальному языку своего народа.Фольклорно-жанровые истоки, накладывающие отпечаток на образно-интонационный и эмоциональный строй, вероятнее всего, во многом определяют и тип, характер драматургии амировских произведений: частые, нередко контрастно-красочные, сопоставления различных образных сфер, разнохарактерных картин, создающих целостное художественное полотно. Индивидуальная неповторимость музыки Ф.Амирова не только в мелосе, но и в красочности гармонического языка.Как и многие композиторы Азербайджана, он опирается на синтез классической функциональной системы и национальной ладовости, в котором заметно взаимное обогащение обоих истоков, гармонической красочности, характерной для романтиков. Показательно, однако, что в этом "союзе" логика национально-ледового мышления доминирует. Иными словами, используя красочные колористические возможности гармонии, композитор преломляет их, подчиняя логике национально-ладового мышления. Национально-ладовое мышление отразилось и на соотношении мелодии и гармонии. Речь идет о линеарном происхождении гармонии, иначе, о теснейшем взаимодействии мелодического и гармонического начал: гармония вырастает из мелодии и потому представляется как "сомкнутая" в вертикаль горизонтальная линия.Интересно и другое качество гармонии, сближающее ее со стилем импрессионизма и с народным инструментализмом.
Сохраняя специфику одноголосия, присущую народной музыке, Ф.Амиров подчас гармонизирует каждый звук мелодии параллельными созвучиями. Именно эта "ленточная" фактура и рождает эффект своеобразной полифонии, столь характерной равно как для импрессионизма, так и для народного музыкального мышления.Ф.Амиров-один из выдающихся мастеров оркестрового письма, признанный мастер колорита. Музыка его всегда привлекает колоритнейшими тембровыми звучаниями, тонкими находками звукописи. Даже в тех случаях, когда его палитра ограничена лишь одной группой инструментов (например, струнными - в симфонии "Низами"), он умеет извлечь из тембровых сочетаний однородных инструментов разнообразные красочные эффекты. Продолжая традиции У.Гаджибекова, Амиров иногда вводит в симфонический оркестр народные инструменты - тар, дэф, нагару. Разнообразна была общественно-музыкальная деятельность Ф.Амирова - Народного артиста СССР, Героя Социалистического Труда, лауреата Государственных премий СССР, члена-корреспондента АН Азерб. ССР. Ф.Амиров - один из тонких знатоков народного искусства Азербайджана. Им собраны и обработаны многочисленные народные песни.
Продолжив традиции У.Гаджибекова, Ф.Амиров обогатил азербайджанскую музыкальную культуру выдающимися образцами симфонической и оперной музыки, определив в них свой стиль, свое направление, как одно из заслуживающих пристального внимания в развитии национального музыкального искусства.Фикрет Мешади Джамиль оглы Амиров родился 22 ноября 1922 года в городе Гяндже в семье известного певца и тариста. Отец композитора - Мешади Джамиль - был широко известным в Азербайджане музыкантом-исполнителем, а впоследствии и педагогом, впервые организовавшим в родном городе музыкальную школу. Позже он возглавил и музыкальное училище. Естественно, что отец оказал большое влияние на музыкальные склонности и воспитание будущего композитора.Первоначальное музыкальное образование Ф.Амиров получил в музыкальном училище Гянджи, окончив которое, он переехал в Баку и поступил в Азгосконсерваторию в класс композиции Б.И.Зейдмана. Начавшаяся Великая Отечественная война прервала учебу Ф.Амирова; как и многие деятели искусства, он в действующей армии сражается на фронте (Воронежском). В 1943 году, после тяжелой болезни и операции Ф.Амиров возвращается в Баку и в 1944 году возобновляет учебу в консерватории, которую оканчивает в 1948 году.
Уже в годы учебы в консерватории наметился широкий круг тем и жанров, увлекших молодого композитора: это и камерные миниатюры для фортепиано, и лирический, углубленный по характеру и настроению романс "Звезда" на текст Лермонтова, тонко передающий содержание поэтического первоисточника, и, созданные еще в 1941 году, "Романтическая соната" для фортепиано (1946 г.) и, завоевавшие широкую популярность, музыкальные комедии "Похитители сердец" (1944 г.) и "Добрая весть" (1946 г.), концерты и симфонии. Свидетельством активных творческих поисков композитора в концертном жанре явился созданный Двойной Концерт для фортепиано и скрипки с оркестром и, написанный совместно с композитором Андреем Бабаевым, Концерт для фортепиано с оркестром народных инструментов.Ф.Амирова влечет как симфоническая, так и сценическая музыка. Первые его опыты в сценической музыке - оперетты "Похитители сердец" и "Гезюн айдын" (1944 и 1946 гг.) - уже показали склонность Ф.Амирова к лирическому выражению чувств, нередко окрашенных в мягкие тона юмора, верное сценическое чутье, яркую мелодическую природу дарования. При этом уже в опереттах видна была склонность Ф.Амирова к развернутым музыкальным номерам-характеристикам. Многие песни из оперетт получили признание и широкую популярность именно благодаря своей мелодической щедрости. С этих пор Амиров постоянно поддерживает связи с театрами республики. Он пишет музыку к пьесам Д.Джаббарлы, Г.Джавида, М.Гусейна, С.Вургуна, И.Касумова и др.Одним из выдающихся сочинений Ф. Амирова явилась симфония "Низами" для струнного оркестра, созданная в 1947 году к 800-летию поэта. Впоследствии к лирико-драматической, лирической симфонии "Низами" прибавляются новые типы жанрово-характерной симфонической музыки.
В 1948 году Ф. Амиров создает симфонические мугамы "Шур" и "Кюрд овшары", удостоенные вскоре Государственной премии СССР. Симфонические мугамы очень скоро завоевывают мировое признание. Они звучат во многих странах, на многих концертных эстрадах. В 50-е годы Ф.Амирова приглашают в США для участия в концертах из его произведений. Выдающийся дирижер мира Леопольд Стаковский дирижирует симфоническими мугамами "Шур" и "Кюрд овшары", которые исполняет Бостонский филармонический оркестр. Мугамы Ф.Амирова записываются на пластинки в ряде зарубежных стран.
В 50-е годы созданы наиболее значительные сочинения Ф.Амирова - фортепианные пьесы, фортепианный цикл "12 миниатюр", Концерт для фортепиано с оркестром на арабские темы, созданный в содружестве с Э.Назировой, а также и фортепианная сюита для двух фортепиано на арабские темы. В эти годы сделаны Амировым и прекрасные обработки народных песен для голоса с фортепиано, создан ряд замечательных песен. Некоторые из них, написанные к пьесам, получили самостоятельность и активную жизнь в концертном исполнительстве. Так, огромной популярностью пользуется песня слепого из пьесы "Шейх Сенан" Г.Джавида, сочетающая в себе трагическую выразительность и интонационный склад мугама и древних траурных песнопений.Поиски все новых и новых сфер и ракурсов воплощения народного духа приводят композитора к созданию четырехчастной симфонической сюиты "Азербайджан" (1950 г.) - своеобразному гимну Родине, полному горячей любви к своему народу, гордости за него, преклонения перед родным искусством. Широкое использование ашугской музыки придает сюите своеобразную, ликующе поэтическую окрашенность, яркость колорита, оптимистическое радостное звучание. Посвященная народному поэту Азербайджана Самеду Вургуну, эта сюита как нельзя лучше передает пылкую искренность поэта, восторженно славящего свой край.
Эта же патриотическая тема нашла свое выражение несколько позже в блестящем оркестровом "Азербайджанском каприччио" (1961 г.). Виртуозное начало, тембровое разнообразие, богатство колорита, бесконечная игра и смена красок доведены в "Каприччио" до ослепительного блеска. С предельным совершенством раскрыты в этой пьесе выразительные и виртуозные возможности инструментов оркестра. Из смен тонального и тембрового колорита, из ритмической разноплановости, из игры контрастами словно рождается в "Каприччио" узорчатая роспись, поражающая сочностью красок, полная радостного звучания.Огромным творческим достижением Ф.Амирова и одновременно, национального музыкального искусства 50-х годов было создание оперы "Севиль". Созданием оперы "Севиль" Ф.Амиров во многом разрешает проблемы и задачи, стоящие перед азербайджанской оперой: освоение современной тематики в оперном жанре и создание лирической, лирико-психологической оперы, оснащенной достижениями современной музыкально-сценической техники.
В начале 60-х годов Ф.Амиров написал большое количество фортепианных пьес, оркестровые сюиты, музыку к кинофильмам и драматическим спектаклям, ряд песен. В 60-е годы сделаны композитором новые редакции оперы "Севиль". В эти годы особенно активизируется и музыкально-общественная деятельность Ф.Амирова. Он участвует неоднократно на международных конгрессах, симпозиумах, конференциях, съездах, пленумах, часто ездит с концертами из своих произведений. В течение ряда лет он руководит оперным театром. За огромные заслуги перед национальным искусством Ф.Амиров удостаивается звания Народного артиста СССР, награды - ордена Ленина. В 70-е годы написаны Ф.Амировым вокально-хореографическая поэма "Насими", "Азербайджанские гравюры" для симфонического оркестра.
Постоянный поиск новых средств выражения, стремление синтезировать различные сферы народного искусства, одновременно сочетая их с классикой и поисками новой темброво-колористической освещенности, приводят композитора к созданию симфонического мугама "Гюлистан Баяти-Шираз", объединившего в своей красочной палитре звучание оркестра, и голоса. Вдохновленный поэзией замечательных поэтов прошлого - Саади и Хафиза, - Ф.Амиров (в 1971 году) вновь обратился к мугаму. Как и в ранних симфонических мугамах, в новом сочинении оркестровая палитра композитора отмечена изысканностью и колоритностью, а народный мелос обогащен разнообразными полифоническими приемами и красочными гармониями. Но в данном случае, мугамное звучание обогащено и введением несколько иной сферы - ашугского начала. Стремление синтезировать разные жанры народной музыки заметно обогатило мугам "Баяти-Шираз", придав ему черты красочной концертности. Гораздо органичнее, чем в предыдущих случаях, структура мугама сплетается здесь с чертами классических структур, форм, композиций. Открывая новые, более широкие пути для развития симфонизма на основе народно-национальной музыки Востока, мугам Ф. Амирова в своем новом тембровом одеянии (оркестр и голос) создает предпосылки для возникновения уже синтетического жанра в русле мирового искусства.
В 1973 году симфонический мугам "Гюлистан Баяти-Шираз" исполняется на VII Международном музыкальном конгрессе в Москве, где встречает восторженный прием у слушателей.В эти же годы Ф.Амиров пишет ряд статей и книг о музыке. В начале 80-х годов он избирается членом-корреспондентом академии наук Азербайджана. В конце 70-х годов Ф.Амиров, по мотивам сказок 1001 ночи, создает балет "1001 ночь", поставленный на сцене Азербайджанского государственного театра оперы и балета им. М.Ф.Ахундова. Очень скоро балет завоевал огромную популярность. Постановка его была осуществлена ряде других стран, с успехом был продемонстрирован балет и в Москве.


--------------------
Mən istəyirəm ki,sən biləsən-sevgi mənim ürəyimdə yaşayır.
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #15
>
Solnyshko
сообщение 9.6.2010, 9:16
>
 


Наш человек
******

3 место в конкурсе "Открытка ко Дню Св. Валентина" За активное участие в жизни форума С 8 Марта! Сердце3 за 1500 сообщений Модератору форума за неустанный труд за 4000 спасибо "Любви, Счастья, Удачи!!! (©) actress". В семье "Любящих" 2 года С Новым 2013 Годом!
Группа: Пользователи
Сообщений: 1554
Регистрация: 26.6.2009
Из: Россия Воронеж
Пользователь №: 3976
Спасибо сказали: 3928 раз(а)

Награды: 12


Репутация:   36  


Кто он, Петр Бабаев, чьим именем названа кондитерская фабрика в Москве




Время не в силах стереть из истории имя нашего земляка Петра Хаким оглу Бабаева, сложная, но удивительно интересная жизнь которого протекала в Москве, Санкт-Петербурге, Рязанской, Тамбовской и других областях России.

Наравне с выдающимися сынами Азербайджана: Самед беком Мехмандаровым, Али-агой Шихлинским, Гусейнханом Нахчыванским Петр Бабаев с оружием в руках воевал на фронтах первой мировой войны. Его имя увековечено в названиях предприятий, улиц и парков. В 1922 году именем Петра Бабаева была названа бывшая Абрикосовая кондитерская фабрика в городе Москве, которая ныне превратилась в крупнейшее ОАО «Кондитерский концерн Бабаевский». Продукция этого концерна пользуется огромным успехом во многих странах мира. Здесь же, в Москве, в Куйбышевском районе, бывшая 5-я Сокольническая улица была переименована в улицу Петра Бабаева. В городе Шеки имя Петра Бабаева носит парк культуры и отдыха, где установлен его бюст. Именем этого человека названы крупный виноградарский совхоз, а также один из филиалов шекинского шелкового производственного объединения.

Петр Бабаев родился 10 июня 1883 года в небольшом российском городке Касимово Рязанской губернии. Его отец, Хаким Бабаев, был выслан сюда из Нухинского уезда Азербайджана как один из организаторов забастовки рабочих в 1878 году. Оказавшись вдали от Родины, неразговорчивый, угрюмый, сложный в общении и не умеющий порой изъясняться на чужом языке, Хаким Бабаев устраивается на завод чернорабочим. Судьба сводит его со скромной и трудолюбивой девушкой Любовью Григорьевной, которая, надо отдать ей должное, не побоялась разделить жизнь со стойким и мужественным южанином. Вскоре у них рождаются 8 детей. Хаким очень хотел дать своим детям азербайджанские имена, однако религиозные законы и обычаи Российской империи не позволили ему сделать этого, и детей назвали: Антонина, Петр, Илья, Дмитрий, Иван, Соня, Георгий и Полина. Глава семейства Бабаевых был человеком прогрессивным и очень желал, чтобы его дети были образованными людьми. Ценой больших усилий он устраивает старшего из сыновей - Петра - в Касимовскую гимназию. Однако учеба для семьи чернорабочего была слишком дорогим удовольствием. Тяжелые материальные условия вынудили Хакима повезти 13-летнего Петра, проучившегося 4 года в гимназии, в уезд, где он устраивает сына учеником на небольшой механический завод. Здесь, на заводе, Петр сталкивается с революционным движением и, сопоставив идеи отца с нуждами простого народа, делает свой первый и окончательный выбор в жизни. Молодой Бабаев поднимается на борьбу с самодержавием, насилием и несправедливостью.


--------------------


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post


2 страниц V   1 2 >
Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 


Студия дизайна форумов
RSS Текстовая версия Сейчас: 25.5.2019, 3:07
Cool Text: Logo and Graphics Generator Cool Text: Logo and Graphics Generator